Наши партнеры
Skinreviews.yolasite.com - Botox Sydney
Psbinvest.ru - Тут все про рынок облигаций в Москве и России.

Семья Паустовского


Благодарим Василину Тагирову за помощь в создании этого раздела.

Семья наша была большая и разнообразная, склонная к занятиям искусством. В семье много пели, играли на рояле, благоговейно любили театр. До сих пор я хожу в театр, как на праздник - Константин Паустовский

Екатерина Степановна Загорская-Паустовская (1889-1968)
первая жена

Екатерина Степановна Загорская Отправившись санитаром на первую мировую войну, будущий писатель встречается с Екатериной Степановной Загорской, сестрой милосердия, "...её люблю больше мамы, больше себя... Хатидже - это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения".

Почему Хатидже? Екатерина Степановна проводила лето 1914 года в деревушке на крымском берегу, и местные татарки звали её Хатидже (по-русски "Екатерина"). Паустовский не застал в живых родителей невесты. Степан Александрович умер еще до рождения младшей дочери. Мария Яковлена последовала за ним через считанные годы. Ее девичья фамилия была Городцова. Она - родственница знаменитого археолога Василия Алексеевича Городцова, открывателя уникальных древностей Старой Рязани.

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы Венчались летом 1916 года, в родной для Екатерины Подлесной Слободе в Рязани близ Луховиц - так она захотела. В той самой церкви, где когда-то служил священником её отец, которого она никогда не видела.

В 1936 году Екатерина Загорская и Константин Паустовский расстались. Екатерина призналась родственникам, что развод мужу дала сама. Не могла вынести, что тот "связался с полькой" (имелась в виду вторая жена Паустовского). Константин Георгиевич, однако, продолжал заботиться о сыне Вадиме и после развода.

Вадим Паустовский: "В "Повести о жизни" и других книгах отца отражено много событий из жизни моих родителей в ранние годы, но, конечно, далеко не все.

Двадцатые годы оказались для отца очень важными. Сколь мало он печатался, столь много писал. Можно смело сказать, что тогда то и был заложен фундамент его профессионализма. Первые его книги прошли почти незамеченными, потом сразу последовал литературный успех начала 30 х годов.

И вот в 1936 году, после двадцати лет совместной жизни, мои родители: расходятся. Был ли удачным брак Екатерины Загорской с Константином Паустовским? И да, и нет.

В молодости была большая любовь, которая служила опорой в трудностях и вселяла веселую уверенность в своих силах. Отец всегда был скорее склонен к рефлексии, к созерцательному восприятию жизни. Мама, напротив, была человеком большой энергии и настойчивости, пока ее не сломила болезнь. В ее независимом характере непонятным образом сходились самостоятельность и беззащитность, доброжелательность и капризность, спокойствие и нервозность:

Мне рассказывали, что Эдуард Багрицкий очень ценил в ней свойство, которое называл "душевная самоотверженность", и при этом любил повторять: "Екатерина Степановна - фантастическая женщина". Пожалуй, к ней можно отнести слова В. И. Немировича Данченко о том, что "русская интеллигентная женщина ничем в мужчине не могла увлечься так беззаветно, как талантом".

Поэтому брак был прочен, пока все было подчинено основной цели - литературному творчеству отца. Когда это наконец стало реальностью, сказалось напряжение трудных лет, оба устали, тем более что мама тоже была человеком со своими творческими планами и стремлениями. К тому же, откровенно говоря, отец не был таким уж хорошим семьянином, несмотря на внешнюю покладистость. Многое накопилось, и многое обоим приходилось подавлять. Словом, если супруги, ценящие друг друга, все же расстаются, - для этого всегда есть веские причины. Эти причины обострились с началом серьезного нервного истощения у мамы, которое развивалось исподволь и начало проявляться именно в середине 30 х. У отца следы трудных лет тоже сохранились до конца жизни в виде тяжелейших приступов астмы.

В "Далеких годах", первой книге "Повести о жизни", немало сказано о разрыве родителей самого отца. Очевидно, есть семьи, отмеченные такой печатью из поколения в поколение."

Вадим Константинович Паустовский (1925-2000)
сын от Екатерины Степановны

Вадим Константинович Паустовский В августе 1925 года в Рязани у Паустовских родился сын Вадим, здесь же маленький Вадим был крещён.

"Он бережно хранил архив родителей, кропотливо собирал материалы по родословной, документы, фотографии, воспоминания. Он любил путешествовать по тем местам, где бывал его отец и которые описаны в его произведениях.

Вадим Константинович был интересным, самозабвенным рассказчиком. Не менее интересными и содержательными были и его публикации о К.Г. Паустовском - статьи, очерки, комментарии и послесловия к произведениям отца, от которого он унаследовал и несомненный литературный дар.

Много времени отдавал Вадим Константинович литературному музею-центру К.Г. Паустовского как консультант, был членом общественного совета журнала "Мир Паустовского", одним из организаторов и непременным участником конференций, встреч, музейных вечеров, посвященных отцу" (из публикаций в прессе).

К 110-летнему юбилею писателя, был опубликован двухтомник - Константин Паустовский. Время больших ожиданий. Повести. Дневники, письма. Составители и авторы сопроводительных статей: В.К. Паустовский, Я.И. Гройсман, С.И. Ларин. Нижний Новгород, "ДЕКОМ", 2002.

В первый том вошли повести "Время больших ожиданий" и "Бросок на юг" из цикла "Повесть о жизни". Во второй том - повесть "Книга скитаний", роман "Романтики", дневники и письма 20-30-х годов. "Произведения сопровождаются неизвестными широкому читателю дневниковыми записями Паустовского и письмами людям, ставшими прообразами героев его произведений. Особенность данного издания в том, что события романтической прозы писателя как бы проецируются на экран действительности и личной жизни автора, отраженной в его письмах и дневниках, воспоминаниях и комментариях сына Вадима. Книга иллюстрирована уникальными, малоизвестными фотографиями из фонда Московского литературного музея-центра К. Г. Паустовского и архива писателя" (из аннотации).

Валерия Владимировна Валишевская-Навашина
вторая жена

Валерия Владимировна Валишевская-Навашина Во второй половине 30-х годов, после брака с Михаилом Сергеевичем Навашиным, Валерия Владимировна выходит замуж за Константина Паустовского, становится вдохновительницей многих его произведений - например, "Мещерская сторона", "Бросок на юг" (здесь Валишевская явилась прообразом Марии).

Валерия - сестра известного в 20-е годы польского художника Зигмунта (Сигизмунда) Валишевского. Большое количество работ Валишевского находилось в собрании Валерии Владимировны. В 1963 году она передала более 110 живописных и графических работ Зигмунта Валишевского в дар Национальной галерее в Варшаве, оставив у себя самые любимые. Ряд первоклассных графических произведений художника хранится ныне в коллекции внука Валерии Владимировны - Петра Сергеевича Навашина.

До Паустовского и Навашина Валерия Владимировна была также замужем за другим художником - Кириллом Зданевичем, друга и соратника Зигмунта Валишевского.

Сергей Навашин - сын Михаила Сергеевича Навашина был взят в новую семью Паустовских по инициативе Валерии Владимировны.

Некоторые письма Константина Паустовского к Валерии (за 1936-1948 гг.) опубликованы сыном Сергея Навашина, ученого-микробиолога, академика РАМН, Петром Навашиным.

Татьяна Алексеевна Евтеева - Арбузова (1903-1978)
третья жена

Татьяна была актрисой в театре им. Мейерхольда.

Татьяна Алексеевна урожденная Евтеева была в браке за Арбузовым, затем за Шнейдером. Дочь - Галина Арбузова, сын Алексей Паустовский (1950 - 1976).

Они встретились, когда она, актриса Татьяна Евтеева, была женой модного драматурга Алексея Арбузова (ей посвящена арбузовская пьеса "Таня"). А он, писатель всемирной известности Константин Паустовский, был давно женат.

Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь -- чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю и верю... - Паустовский.

Алексей Константинович (1950 - 1976)
сын от Татьяны Алексеевны

Алексей Паустовский. 1968 год. Родился Алексей в селе Солотча Рязанской области.

Алеша рос и формировался в творческой атмосфере писательского дома, в сфере интеллектуальных поисков молодых писателей и художников. Но меньше всего он был похож на "домашнего", избалованного родительским вниманием ребенка. С компанией художников он бродил по окрестностям Тарусы, исчезая порой из дома на два, на три дня.

Полотна Алексея Паустовского - это еще одна творческая жизнь, наполненная поисками и страданиями.

Cестра и братья

Осенью 1915 года я перешел с поезда в полевой санитарный отряд и прошел с ним длинный путь отступления от Люблина в Польше до городка Несвижа в Белоруссии.

В отряде из попавшегося мне засаленного обрывка газеты я узнал, что в один и тот же день были убиты на разных фронтах два мои брата. Я остался у матери совершенно один, кроме полуслепой и больной моей сестры.

У писателя была сестра Галина (1886 - 1936).

Георгий Максимович Паустовский, отец

Георгий был железнодорожным статистиком. Несмотря на профессию, требовавшую трезвого взгляда на вещи, был неисправимым мечтателем. Он не выносил никаких тягостей и забот. Поэтому среди родственников за ним установилась слава человека легкомысленного и бесхарактерного, репутация фантазера, который, по словам моей бабушки, "не имел права жениться и заводить детей".

Очевидно, из-за этих своих свойств отец долго не уживался на одном месте. После Москвы он служил в Пскове, в Вильно и, наконец, более или менее прочно осел в Киеве, на Юго-Западной железной дороге.

Он происходил из запорожских казаков, переселившихся после разгрома Сечи на берега реки Рось около Белой Церкви.

Мария Григорьевна Паустовская (1858 - 1934), мать

Моя мать - дочь служащего на сахарном заводе - была женщиной властной и неласковой. Всю жизнь она держалась "твердых взглядов", сводившихся преимущественно к задачам воспитания детей.

Неласковость ее была напускная. Мать была убеждена, что только при строгом и суровом обращении с детьми можно вырастить из них "что-нибудь путное".

О дедушке и бабушке

Дед Максим Григорьевич - бывший николаевский солдат, и бабка Гонората (до принятия христианства Фатьма) - турчанка. Дед был кроткий синеглазый старик. Он пел надтреснутым тенором старинные думки и казацкие песни и рассказывал нам много невероятных, а подчас и трогательных историй "из самой что ни на есть происшедшей жизни".

© 2000- NIV