Наши партнеры
Mr66.ru - Все о работе: Интенсификация на mr66.ru.

Cлово "ГОРА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: ГОР, ГОРАМИ, ГОРЫ, ГОРЕ, ГОРАХ

Входимость: 31. Размер: 35кб.
Входимость: 28. Размер: 63кб.
Входимость: 22. Размер: 85кб.
Входимость: 17. Размер: 17кб.
Входимость: 17. Размер: 41кб.
Входимость: 16. Размер: 8кб.
Входимость: 15. Размер: 30кб.
Входимость: 14. Размер: 44кб.
Входимость: 11. Размер: 43кб.
Входимость: 11. Размер: 25кб.
Входимость: 10. Размер: 78кб.
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Входимость: 10. Размер: 21кб.
Входимость: 9. Размер: 18кб.
Входимость: 9. Размер: 50кб.
Входимость: 9. Размер: 13кб.
Входимость: 9. Размер: 18кб.
Входимость: 9. Размер: 12кб.
Входимость: 9. Размер: 49кб.
Входимость: 8. Размер: 24кб.
Входимость: 8. Размер: 18кб.
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Входимость: 8. Размер: 35кб.
Входимость: 8. Размер: 43кб.
Входимость: 8. Размер: 45кб.
Входимость: 8. Размер: 49кб.
Входимость: 8. Размер: 22кб.
Входимость: 8. Размер: 16кб.
Входимость: 7. Размер: 11кб.
Входимость: 7. Размер: 31кб.
Входимость: 7. Размер: 41кб.
Входимость: 7. Размер: 24кб.
Входимость: 7. Размер: 6кб.
Входимость: 7. Размер: 22кб.
Входимость: 7. Размер: 14кб.
Входимость: 7. Размер: 112кб.
Входимость: 7. Размер: 65кб.
Входимость: 7. Размер: 12кб.
Входимость: 7. Размер: 26кб.
Входимость: 7. Размер: 204кб.
Входимость: 6. Размер: 109кб.
Входимость: 6. Размер: 18кб.
Входимость: 6. Размер: 13кб.
Входимость: 6. Размер: 26кб.
Входимость: 6. Размер: 18кб.
Входимость: 6. Размер: 22кб.
Входимость: 6. Размер: 23кб.
Входимость: 5. Размер: 8кб.
Входимость: 5. Размер: 13кб.
Входимость: 5. Размер: 7кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 31. Размер: 35кб.
Часть текста: Ночью Ялта. Дождь. У Яковлева. Накурено. Лужи. Утром – берега Гренландии. Чатырдаг в снегу. Дельфины. Феодосия. Серо и пустынно. Столовая водников. Сумрак, уют. Папиросы. Идем перевалом. Тишина. Греки. Утром – берега Новороссийска. Щетины лесов. Ясность, льдяность. На горах черным дымом курится норд-ост. Деревянные пристани. В город. Мартынов. Белая цементная грязь. Базар. Рыба. Кофе и обед с пирожными в столовой. Станица. Остовы деревянных судов. Задувает норд-ост. Американский миноносец «240». В трактирчике. Норд-ост сотрясает палубу. Концерт. Даешь «советскую свадьбу»! Добрынин. Утро и звезды. Гудок в горах. Геленджик. Лесистые горные мысы, влага, снега, туманы. Белый маяк. К вечеру – Туапсе. Зыбенко. Папиросы. «Димитрий». Комиссар. Досчатая пристань. Солнце. Зеленко. Туман. Полуразрушенный порт. В Сухум… 8.II. Утром Сухум. Солнце, снеговая цепь гор. Запах мимозы Герман на пароходе. Чистый, уютный город. Пальмы. На пристане: Мар.[ия] Фед.[оровна], Вера Пар. [нрзб], Евг.[ений] Николаевич. В Абсоюз. Вино. Снова на пароход. Фелюги, бьет соленая вода. Остался. Вечером – выпивка. Пьян. Рохлин. Тамада – тулумбаш. Ведра вина, стол завален едой. У Ивановых на горе Чернявского. Феерический закат. Вся бухта внизу, в огнях, [нрзб] в кухне у Германов. Служба – скучная. Письмо и...
Входимость: 28. Размер: 63кб.
Часть текста: на лесенку и горестно качал головой: «Ну, конечно, опять ветер! Опять воздух разной плотности летит над землей, перепутывая световые лучи». Сухие дубовые листья залетали в обсерваторию. Деревья шумели за стенами, и садовник говорил, что если ветер срывает даже дубовые листья, то, значит, будет дуть очень долго. Мэро любил поговорить с садовником. В горной обсерватории жило всего восемь человек. До ближайшего городка было тридцать километров каменистой трудной дороги. Товарищи Мэро — астрономы — отличались молчаливостью. Они разговаривали редко, — все, что можно рассказать, уже было рассказано. Они избегали расспросов и делали вид, что поглощены вычислениями. Старуха Тереза — тоже молчаливая и суровая — готовила астрономам скромный обед. С каждым месяцем обед в одни и те же часы, в обществе одних и тех же людей становился все тягостнее. С каждым годом все крепче овладевала людьми привычка к одиночеству. Тишина была так постоянна, что даже случайно прочитанные книги Мэро воспринимал как шум. Читая книгу он конечно, не слышал никаких звуков, но живо представлял их себе и сердился тем сильнее, чем больше было в книге сутолоки и громких разговоров. — Какая крикливая ...
Входимость: 22. Размер: 85кб.
Часть текста: вздыхаешь, старик? — спросил Тренера штурман Ерченко, прозванный «Сарвингом». На морском языке сарвингом называют старую, истлевшую парусину. Наступили жестокие дни. Лучшим напитком считался спитой чай, великолепной едой — болтушка из затхлой муки. Толстый штурман лишился своего объема и посерел, подобно видавшему виды рыбачьему парусу. «Сарвинг» — сказал о нем Тренер. Прозвище немедленно было узаконено всей Онежской озерной флотилией. — Погано! — ответил Тренер. — Сиди в этой дыре и дожидайся английских истребителей. Жуй репу и любуйся на «консервные банки», — он кивнул за окно, где пни канонерок продолжали качаться с монотонностью маятников. — К тому же холодно. Наступает второй ледниковый период. Комиссар Мартайнен неодобрительно ухмыльнулся. Хозяйка избы, старуха Кузьминишна, поставила на стол тарелку с вареной ряпушкой. Тренер ковырнул вилкой перепрелую кашу из рыбы и рассердился. — Что вы хмыкаете? Надо наконец научиться уважать науку. Флотилия на собственной шкуре...
Входимость: 17. Размер: 17кб.
Часть текста: сверкал от крупинок золота. Белый город Сухум был осыпан желтой пылью мимоз, земля на базарах лиловела от пролитого вина, неумолимое солнце подымалось из-за Клухорского перевала, где горели льды, чернели буковые леса и спали в скалах жирные серебряные руды. Запах апельсинов смешивался с запахом жареных каштанов, красные флаги шумели от южного ветра в тропических зарослях садов, дикие всадники, гортанно крича, бешено скакали по каменным дорогим. Стонами падал теплый ливень, и душистый дым местного табака лениво сочился из окон духанов. А в это время в ста верстах к северу и к югу море было белое от метели и обезумевший норд-ост гремел над палубами ржавых пароходов. Это было в Абхазии, в самой маленькой из Советских республик, в тропической Абхазии, богатой, щедрой и сон– ной. Пароход идет вдоль берегов этой страны всего пять-шесть часов. Автомобиль пересекает ее еще быстрее. С севера, востока и юга стоят горы, они недоступны и непроходимы. Через Главный хребет есть только два перевала – Нахарский и Клухорский. Через Нахарский идут те, кому жизнь не нужна. Через Клухор переходят только в июле, когда стают снега, но переходят лишь те, кому жизнь нужна наполовину. Переходят карачаевцы – жители Карачаево-Черкесской Республики, лежащей по ту сторону гор. Они идут и гонят перед собой стада – продавать абхазцам или менять на табак. Сваны нападают на них, и редкий переход не оканчивается жестокой перестрелкой на склонах Клу-хора. Почти всегда сваны угоняют половину скота, унося на бурках раненых, и слава этих набегов до сих пор гремит по всей стране от Пицунды до Самурзакани, где особенно сильно бродит дух рыцарства и своеволия. Горы Абхазии, вглубь от побережья, непроходимы. Они покрыты густыми, девственными, перевитыми густой тканью лиан буковыми лесами, лесами из красного дерева, крушиной, самшитом, зарослями, в которых прячутся шакалы и черные кавказские медведи. Весной медвежат на сухумском базаре продают по три рубля (без торга)....
Входимость: 17. Размер: 41кб.
Часть текста: и в этом я не всегда уверен. Изменения в природе обладают свойством мгновенно распространяться во все стороны, как круги по воде от брошенного камня. Поэтому я и хочу здесь бегло закрепить этот путь и весь поход на озеро в том виде, в каком он предстал перед нами тогда. Мне трудно ответить на вопрос, зачем я все это делаю. Стремление сохранить в нашей памяти то, что безвозвратно исчезает, – одно из сильнейших человеческих побуждений. В данном случае я ему подчиняюсь. Сначала мы шли по берегу горной речки Келасуры. Она вырывалась из теснин и, как бы вздохнув, разливалась мелкими плесами по гальке. То тут, то там она закручивала среди изумрудного потока полосы пены, похожие на страусовые перья. Течение разрывало эти перья, но тут же они появлялись опять, еще более пышные, чем раньше. За селением Мерхеулы мы, спрямляя дорогу, пошли через жаркие кукурузные плантации. Ни одна струя свежего воздуха не могла прорваться сквозь шелестящий частокол кукурузы. Духота была тем тяжелее, что совсем вблизи, казалось, над самыми метелками кукурузы, в поблекшем небе вздымались ледяные хребты Кавказских гор, подернутые голубеющим угаром. Там вдали чувствовался их освежающий сердце холод. И мы, обливаясь потом, рвались к ним, проклиная засуху, проклиная пыль и горячие комья глины у нас под ногами. Только к вечеру мы вышли из лабиринта кукурузников на дорогу, упали на берегу какого-то шумящего потока и начали жадно пить холодную воду. От нее сводило челюсти. Борец захватил стеклянный стакан. Неразумно было брать в такой поход стеклянные вещи. Но, очевидно, у него не было ничего другого, и он схватил то, что попалось под руку. Борец вымыл в потоке стакан с таким усердием, что стекло заскрипело у него под пальцами, зачерпнул воды, и мы увидели, что этот прозрачный стакан по сравнению с горной водой был серым и грязноватым. Я никогда еще не видел...

© 2000- NIV