Cлово "МАТРОС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: МАТРОСОВ, МАТРОСЫ, МАТРОСА, МАТРОСОМ

Входимость: 48. Размер: 27кб.
Входимость: 44. Размер: 50кб.
Входимость: 43. Размер: 73кб.
Входимость: 26. Размер: 25кб.
Входимость: 23. Размер: 63кб.
Входимость: 19. Размер: 15кб.
Входимость: 17. Размер: 85кб.
Входимость: 14. Размер: 26кб.
Входимость: 11. Размер: 33кб.
Входимость: 10. Размер: 18кб.
Входимость: 9. Размер: 68кб.
Входимость: 9. Размер: 14кб.
Входимость: 9. Размер: 43кб.
Входимость: 8. Размер: 33кб.
Входимость: 8. Размер: 24кб.
Входимость: 7. Размер: 17кб.
Входимость: 7. Размер: 26кб.
Входимость: 7. Размер: 19кб.
Входимость: 6. Размер: 40кб.
Входимость: 6. Размер: 24кб.
Входимость: 6. Размер: 10кб.
Входимость: 6. Размер: 15кб.
Входимость: 6. Размер: 12кб.
Входимость: 5. Размер: 5кб.
Входимость: 5. Размер: 17кб.
Входимость: 5. Размер: 37кб.
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Входимость: 5. Размер: 16кб.
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Входимость: 5. Размер: 37кб.
Входимость: 5. Размер: 7кб.
Входимость: 5. Размер: 16кб.
Входимость: 5. Размер: 26кб.
Входимость: 5. Размер: 49кб.
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Входимость: 4. Размер: 72кб.
Входимость: 4. Размер: 24кб.
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Входимость: 4. Размер: 8кб.
Входимость: 4. Размер: 25кб.
Входимость: 4. Размер: 25кб.
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Входимость: 4. Размер: 24кб.
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Входимость: 4. Размер: 12кб.
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Входимость: 3. Размер: 8кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 48. Размер: 27кб.
Часть текста: ЛИЦА Александр Сергеевич Пушкин. В Одессе Граф Михаил Семенович Воронцов, генерал-губернатор Новороссийского края. Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Александр Николаевич Раевский, друг Пушкина. Василий Иванович Туманский, поэт. Филипп Филиппович Вигель. Михайло Иванович Лекс, чиновник при Воронцове. Барон Брунов, чиновник особых поручений при Воронцове. Вера Федоровна Вяземская, жена друга Пушкина П. А. Вяземского. Ольга Нарышкина, подруга Воронцовой. Матрос. Хозяин ресторации. Девочка при ресторации. Шкипер-итальянец. Нищий. Купец-украинец. Молодой купец. Англичанин. Старый капельдинер. Седой офицер. Молодой поручик. Офицер с повязкой на глазу. Толстый офицер. Кузьма Дерюков, солдат. Матросы, грузчики в порту, публика в театре, солдаты, слуги. В Михайловском Сергей Львович, отец Пушкина. Надежда Осиповна, мать Пушкина. Арина Родионовна, няня Пушкина. Иван Иванович Пущин, друг Пушкина. Иона, игумен Святогорского монастыря. Человек в скуфейке. Суетливый мужичок. Слепец. Поводырь. Пожилой ямщик. Шулер. Приказчик. Чиновник. Человек в треухе. Седой ямщик. Баба в платке. Низенький ямщик. Исправник. Стражник. Дворовые девушки, крестьяне, ямщики, посетители трактира. Действие происходит в 1824 и 1825 годах в Одессе и селе Михайловском. Картина первая Пристань в Одесском порту. Веранда ресторации. На пристани навалены тюки с товарами, старые якоря, канаты. Раннее утро. В морской мгле видны парусники, стоящие в порту. Вблизи ресторации причален небольшой корабль-трам-бак. Низенький заспанный хозяин ресторации накрывает на веранде столики. Ему помогает босая девочка в черном платье. На причальной тумбе около ресторации сидит загорелый матрос в бархатных потертых штанах, подпоясанный красным платком. Он высоко подкидывает монеты и ловит их на лету. Девочка   (хозяину ресторации). Что ему нужно? Он сидит здесь уже целый час. Хозяин . А, бродяга! Должно быть, выгнали с трамбака за...
Входимость: 44. Размер: 50кб.
Часть текста: Шмидта адмиралу Федосьеву Рукопись Гарта о лейтенанте Шмидте состояла из небольших отрывков. Уезжая из Севастополя в Коктебель, Гарт оставил ее мне на хранение. Он считал эту работу незаконченной. Я прочел ее. Это был ряд набросков, совершенно непохожих на все, что Гарт писал до тех пор. Работа Гарта шла у меня на глазах, и я попутно могу восстановить ту обстановку, в какой она проходила. Мы часто ходили с Гартом на бывшую Соборную улицу, в дом, где жил в Севастополе Шмидт. Во дворе висело белье. Сохли акации. Маленький двухэтажный дом потрескался и разрушался. Он был жалок и сер. Стертая каменная лестница вела во второй этаж, в квартиру Шмидта, где жили сейчас учителя татарской школы. Гудели примуса, и ревели дети. Любопытные жильцы выползали из квартир и с тревогой следили за нами. Особенно их смущал Гарт своим высоким ростом, сухим лицом и глухим голосом. Они принимали его за архитектора, желающего снести их ветхий дом и построить на его месте кирпичный корпус на сорок квартир. Но потом жильцы к нам привыкли и успокоились. Особенно после того, как Гарт привел Сметанину и попросил ее сделать набросок с дома. — Здесь, — сказал Гарт, — произошла завязка одной из величайших человеческих трагедий. — Я вам об этом давно говорила, — ответила Сметанина. Я заметил, что Сметанина и Гарт понимали друг друга с полуслова. У Сметаниной, как и у Гарта, было благоговейное отношение к местам, отмеченным памятью великих людей. Поздней осенью она ездила из Москвы в Святые Горы, на могилу Пушкина, и две недели прожила в Михайловском. Она мечтала попасть в дрянной и малярийный греческий городок Миссолонги, где умер Байрон. Казалось, пребывание этих людей оставляло на тех местах, где они жили, почти неуловимый прекрасный след. Юнге называл эти мысли форменной чепухой, но я был согласен со Сметаниной. Я даже разыскал в лоции Средиземного моря описание Миссолонги и показал его художнице....
Входимость: 43. Размер: 73кб.
Часть текста: петроградские тетки давали уроки музыки и французского языка. Они всегда торопились, беспоко-ились, бегали по лекциям и библиотекам, умилялись на концертах, вечно кого-то жалели и кому-нибудь помогали. Почти все тетки были женщины добродушные и некрасивые. Это, по словам матери Щедри-на, "разбивало их личную жизнь". Одна тетка прекрасно пела, у нее был оперный голос, но на сцену ее не взяли из-за близорукости. Без пенсне она слепла и делалась беспомощной, как ребенок, - куда же такую на сцену! Но, несмотря на некрасивость, у всех теток были в молодости жестокие романы. Герои этих романов давно облысели, женились, заведовали департаментами и командовали полками, но все же тетки при случайных встречах с ними на улице вспыхивали, как институтки, потом прибегали к матери Щедрина, запирались в ее комнате и долго плакали. - За что Бог наградил меня такими дурами! - в сердцах кричала за дверью мать. Но Щедрин знал, что она притворяется. Сестры не могли жить друг без друга. Мать Щедрина считалась их общей утешительницей. Она была добра, рассудительна и называла себя революционеркой. Тетки были отходчивы. Через час после слез они уже возмущались за обеденным столом министром народного просвещения, тупицей Кассо. Как и у многих семей, у Щедриных было свое семейное предание. Когда Александр подрос, мать рассказала ему, что его дед, Николай Щедрин, участвовал в восстании декабристов, был ранен в...
Входимость: 26. Размер: 25кб.
Часть текста: стоит безветрие. Флот дымит. Вчера он ходил в море: в отвалах свинцовой воды, в жирном дыму и в сотнях сигнальных флажков. Сегодня у нас был банкет. Английские офицеры пили, помалкивая, виски, пили долго и крепко. Воротники душили их жилистые шеи. Они клекотали, как куры, и щурились на наших матросов. После ужина они пели крикливые песни. Должно быть, так пели еще во времена Вильгельма Завоевателя. Потом они метко плевали в световые люки. Матросы молчали. Только боцман Кремье сказал мне тихо: – Люди волнуются. Он посмотрел на англичан, и лицо его потемнело. Я подошел к лейтенанту Ваньо и шепнул ему на ухо: – Люди волнуются. Прекратите как-нибудь это. – Ха! – сказал Ваньо, откидываясь на спинку кресла. – С каких это пор на крейсере завелись барышни? Что я могу им сказать! Британцы! – добавил он зло. – Вы понимаете, Британия, Ве-ли-ко-британия! Британский флот, владычица морей, разрази ее тысяча громов! Они хорошо умели прятаться во время войны в резерве, эти сухопарые гуси! Ничего не поделаешь. Скажите людям, что надо терпеть. Мы – их гости. Кроме того, они наши союзники. Говорить с ним было бесполезно. Он был пьян. После банкета матросы мыли швабрами палубу. Казалось, они хотели протереть ее насквозь. Они сопели от злости и молчали. Я не люблю, когда команда молчит. Это опасно. Простой человек молчит, когда запас ругательств исчерпан, зубы стиснуты и кулак готов раздробить челюсть каждого, кто менее взбешен, чем он. Так они молчали в Бресте, когда...
Входимость: 23. Размер: 63кб.
Часть текста: они рассказывали о молчаливом поэте, тяготившемся службой в пехотном полку в крепости Кюмель, о печальном "певце Финляндии", и завидовали его спокойной славе. Камчатский полк стоял в то время на Аландских островах, в городке Мариегамне. Издавна Аландские острова считались родиной парусных кораблей. Здесь, в отдалении от беспокойных столиц, в пустынности маленького северного архипелага, жили знаменитые корабе-льные мастера. Они строго хранили и передавали старшим сыновьям законы своего искусства. Равнодушно закусив трубки, они смотрели на дым от первых "пироскафов", грязнивших чистые морские горизонты: "Все равно пар никогда не справится с океаном". Каждую осень на острова возвращались для починки высокие бриги и клипера, барки и бригантины. Они приходили из Карибского моря, из Леванта и Шотландии, из всех углов земли. Приводили их шведские шкипера - неразговорчивые и честные люди. Зимой корабли вмерзали в лед, их засыпало снегом. Офицеры Камчатского полка, выбегая во двор проветриться от винного и табачного чада во время пирушек, видели перед собой темные кузова кораблей, желтые фонари на смерзшихся частях и слышали шум ветра в толстых реях. К кораблям быстро привыкли, как привыкают к домам, к деревьям на улице, к полосатым будкам часовых. Их перестали замечать. Только в те редкие ясные дни, когда над ледяным заливом подымалось белое солнце, офицеры, солдаты и жители Мариегамна жмурились от блеска кораблей, заросших инеем, и удивлялись красоте этого зрелища. Казалось, что косматая зима устроила себе жилье на кораблях. Комья снега слетали со снастей и с шорохом разбивались о палубы. Сосульки искрились и звенели. Колкие ледяные розы расцветали на иллюминаторах. Слоистый дым из камбузов стоял в снастях весь день до заката, когда он делался багровым, как дым ночного сражения, и постепенно превращался в черную мглу. Время было неясное и неспокойное. Кончался январь 1826 года....

© 2000- NIV