Cлово "МАРИИ, МАРИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: МАРИЕЙ, МАРИЮ, МАРИЙ

Входимость: 42. Размер: 26кб.
Входимость: 30. Размер: 31кб.
Входимость: 29. Размер: 17кб.
Входимость: 25. Размер: 15кб.
Входимость: 22. Размер: 8кб.
Входимость: 21. Размер: 20кб.
Входимость: 20. Размер: 31кб.
Входимость: 20. Размер: 11кб.
Входимость: 17. Размер: 11кб.
Входимость: 16. Размер: 10кб.
Входимость: 13. Размер: 17кб.
Входимость: 13. Размер: 22кб.
Входимость: 13. Размер: 10кб.
Входимость: 12. Размер: 22кб.
Входимость: 12. Размер: 19кб.
Входимость: 11. Размер: 22кб.
Входимость: 11. Размер: 41кб.
Входимость: 11. Размер: 13кб.
Входимость: 10. Размер: 10кб.
Входимость: 9. Размер: 14кб.
Входимость: 9. Размер: 21кб.
Входимость: 8. Размер: 12кб.
Входимость: 7. Размер: 17кб.
Входимость: 7. Размер: 17кб.
Входимость: 7. Размер: 14кб.
Входимость: 7. Размер: 7кб.
Входимость: 6. Размер: 50кб.
Входимость: 6. Размер: 26кб.
Входимость: 5. Размер: 27кб.
Входимость: 4. Размер: 4кб.
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Входимость: 4. Размер: 23кб.
Входимость: 3. Размер: 13кб.
Входимость: 3. Размер: 20кб.
Входимость: 3. Размер: 12кб.
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Входимость: 3. Размер: 112кб.
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 50кб.
Входимость: 2. Размер: 73кб.
Входимость: 2. Размер: 15кб.
Входимость: 2. Размер: 39кб.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 3кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 42. Размер: 26кб.
Часть текста: ему вслед, повздыхали: - Покинул! Что ж теперь делать нам, бабоньки? Куда подаваться с ребятами? Мария Прохоровна боялась оставаться одна в Михайловском. Швейцер выкопал себе землянку в роще около ямы, куда зарыл вещи, и переселился туда, очевидно, надолго. Работники заповедника разошлись кто куда. Два дня в заповеднике, кроме Марии Прохоровны и старой овчарки, никого не было. На третий день на рассвете затряслась земля - взорвали железнодорожный мост около Тригорского. В стороне Пушкинских Гор начали громыхать орудия. Тогда Мария Прохоровна сложила в мешок небогатый свой скарб и перетащила его за три километра, в Савкино, в избу кузнеца. Немцы приходили в Савкино один раз. Девушки, завидев их, убежали в лес. Солдаты, гогоча, переловили кур, забрали у Марии Прохоровны новую колоду карт, подожгли старенькую школу и ушли. Школа горела и дымилась очень долго, - никто ее не тушил. Да и нечем было тушить. Иногда по вечерам Швейцер пробирался к Марии Прохоровне в Савкино. Она каждый раз завязывала ему в узелок немного сухарей, картошки, соли. Сама она доставала все это с трудом. Швейцер перестал бриться, оброс седой жесткой бородой, был измазан в ...
Входимость: 30. Размер: 31кб.
Часть текста: пионерский лагерь перебросили из Сергиевска в Сибирь, в Барнаул. Лобачев растерялся. Как же ехать дальше? Он долго стоял в переполненном вокзальном зале и смотрел на карту железных дорог на стене. Тусклым зеленоватым светом горели фонари. Изредка сверху капала холодная вода - отпотевал от дыхания сотен людей высокий потолок. Марию Лобачев устроил в женском общежитии на втором этаже вокзала. Ей дали койку, подушку и одеяло. Лобачева в общежитие не пускали. Изучив карту, Лобачев наконец решил, что надо ехать в Барнаул не через Челябинск и Новосибирск, а через Алма-Ату и Семипалатинск. Этот путь был вдвое длиннее, но он проходил по южным и теплым местам. В Сибири же, как говорили, уже стояла настоящая зима. Лобачев боялся за Марию. У нее, кроме осеннего пальто, ничего теплого не было. Она очень зябла и от этого по-детски смущалась. Сейчас она лежала на твердой койке, слушала людской шум, долетавший снизу, из пассажирских залов, гудки паровозов, рожки стрелочников. Она думала, что человек очень живуч и погибнуть ему не так просто. Вот она год назад даже не знала, что существует на...
Входимость: 29. Размер: 17кб.
Часть текста: дубняком, жгло спину. В рыбачьем поселке Партените было безлюдно, сонно. Лениво стучал молотком по плите песчаника пыльный старик в автомобильных очках - вырубал на плите грубый узор, да смеялись на берегу пионеры. Они пришли сюда из Артека ранним утром, купались, пили козье молоко, лазили по заросшим колючками руинам римской крепости, ловили ящериц, а теперь отдыхали на берегу. Они лежали так, что волна добегала только до их загорелых ног и уходила, оставляя на гальке прыгающих, как блохи, прозрачных бокоплавов. Серафима Максимовна Швейцер - она с весны работала врачом в Артеке - сидела рядом с Марией Альварес и, улыбаясь, смотрела на нее. Ей нравилась молодая испанка, приехавшая в Артек из Москвы для работы с испанскими детьми. Серафима Максимовна размышляла о сложной судьбе людей в наше время. Вот Альварес - дочь испанского аристократа, поэтесса, окончила католическую школу в Мадриде, бежала от генерала Франко, приехала к нам, нашла себе новую родину. Когда Мария приглаживала тяжелые волосы - а она делала это часто, - Серафима Максимовна думала, что в это время Мария, должно быть, вспоминает родину. Сейчас Мария Альварес думала о том же, что и Серафима Максимовна, - о своей странной судьбе. Детство прошло, как сплошное католическое богослужение. Дребезжание церковных колокольчиков, чугунные плиты собора, от них рвались чулки на коленях. Скучные каникулы в загородном доме разорившегося отца... Только белое солнце, одно только солнце на пыльной мебели, паркетах, в сухом саду, в сухом небе. Небо было, как средневековая картина, выцветшее, голубоватое, очень старое. И множество книг, оставшихся от деда. Они пересохли и раскрывались с...
Входимость: 25. Размер: 15кб.
Часть текста: Часть вторая. Главы 25-28 Глава 25 В ущелье, заросшем березовым лесом, на берегу речушки Безымянки, стоял большой деревянный дом. С первых дней войны в доме никто не жил. Двери и окна были заколочены. Дом почему-то назывался Шестой дачей, хотя ни пятой, ни четвертой, ни какой-нибудь другой дачи вблизи не было. Дом стоял одиноко. Около него кончалась дорога, вырубленная в скалах. Дальше, как говорили местные жители, до самой китайской границы тянулись одни только леса и алтайские горы. В окна дома изредка заглядывали - да и то с опаской - мальчишки из Белокурихи. Они рассматривали пустые комнаты, потом шарахались, опрометью бежали по дороге, и от страха у них спирало дыхание. Мальчишки божились, что слышали, как в доме трещат под чьими-то шагами половицы, и видели огромную человеческую тень на полу. Осенью в этом доме в нижнем этаже поселились пионеры с Серафимой Максимовной. Они прибрали дом, заготовили дрова, затопили печи. Над ущельем потянул в небо дымок. Стал слышен смех, стук топоров. По утрам пела труба, пугала бурундуков, выбегавших на дорогу, чтобы обсушить на ветру свою шкурку, промокшую от осенней обильной росы. В начале зимы на Шестую дачу приехали Мария Альварес и Лобачев. Мануэль весь день не отходил от Марии. Только к вечеру она наконец решилась и рассказала ему, что Рамон умер и его похоронили на кладбище близ Ялты, красивого крымского города недалеко от Артека. Мануэль долго молчал, потом спросил Марию, поедут ли они после войны на могилу Рамона. Мария ответила, что, конечно, поедут. Она ждала, что Мануэль расплачется, но он только насупился, потом сказал, что ему очень нравится и дача, и дикий лес вокруг, и шум маленьких водопадов, и все, что он увидел в Сибири. На ...
Входимость: 22. Размер: 8кб.
Часть текста: его в копны. Аграфена жаловалась, что вот, мол, в кои-то веки единственная дочь приехала в отпуск отдохнуть, а вместо этого мучит себя, изводит тяжелой работой. Но Мария Трофимовна ничуть не уставала. В лугах всегда дул ветер, трепал пестрые подолы и платки, путал волосы. Марии Трофимовне нравилось идти с граблями вровень с товарками - колхозницами, замужними женщинами, перекликаться с ними, слушать их рассказы о своих бабьих делах. Женщины дружно завидовали Марии Трофимовне, ее красоте, легкому стану и, видимо, гордились ею, своей сверстницей. Со многими из этих женщин Мария Трофимовна бегала когда-то в сельскую школу. По вечерам Мария Трофимовна часто сидела с Аграфеной на скамейке около своей избы. Изба стояла на самом юру. С него, по словам Аграфены, было видно "половину России". Действительно, вид был широкий: за лугами блестела извилистая речка, за ней желтели пологие пажити, стояли деревни, а за ними закрывал кругозор темный лес. Всегда на скамейку кто-нибудь присаживался, и начинался неторопливый, спокойный разговор. Спокойствие это исходило, казалось, от бледных далей, примолкшего вечера и от луны, что косо поднималась над лесом и светила прямо в глаза. В усадьбе, где жил когда-то Чайковский, невдалеке от Бартенева, сейчас был устроен дом отдыха для престарелых музыкантов. Раз в месяц старые музыканты устраивали в доме...

© 2000- NIV