Cлово "ЧЕРНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: ЧЕРНОЕ, ЧЕРНОГО, ЧЕРНЫЕ, ЧЕРНОЙ

Входимость: 36.
Входимость: 28.
Входимость: 25.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 36. Размер: 204кб.
Часть текста: долговязый матрос по фамилии Галаган. Он невозмутимо следил за тем, как медленно разрушается старинный корабль. «Запорожец» был одним из первых русских паровых кораблей. Поэтому он сохранял еще некоторые особенности парусников. На его мачтах были реи и ванты. В низких каютах, казалось, застоялся солоноватый воздух кругосветных плаваний. Сидя на палубе «Запорожца», я – тогда еще юноша – любил представлять себе далекие страны, где побывал этот корабль. Я смотрел на облепленный ракушками железный руль корвета и видел пенистые дороги, что тянулись некогда за ним по туманным морям. Они очень долго не исчезали, эти дороги, эти прочерченные корабельным килем следы. Знакомый моряк объяснил мне, что следы за кормой держатся так долго потому, что пароходы грязнят морскую воду машинным маслом. Это объяснение мало меня устраивало в то время. Я предпочитал думать, что след за кормой образуется сам по себе, как некая живописная карта морских плаваний. Я работал тогда в Таганроге подручным слесаря на маслобойном заводе. Завод изготовлял подсолнечное масло. Он стоял над обрывом на берегу моря, весь в зелени столетних акаций и запахе горячей макухи. Крутая деревянная лестница вела с заводского двора вверх к особняку. Там жил в полном подчинении у своей тетушки владелец завода таганрогский миллионер Ваксов. Это был рыхлый молодой человек, с рыжеватой бородкой. Таких ...
Входимость: 28. Размер: 40кб.
Часть текста: нос Бег времени Беглые встречи Белая ночь Белая радуга Белая церковь Белые кролики Беспокойство Бессмертное имя Бриз Бунт героев В кузове грузовой машины Вешние воды Виктор Гюго Вилла Боргезе Во глубине России Вода из реки Лимпопо Воздух метро Воитель Воронежское лето Встреча Вторая Родина Ги де Мопассан Горная роса Грач в троллейбусе Груды цветов и трав Давно задуманная книга Девонский известняк Днепровские кручи Доблесть Дождливый рассвет Дорожные разговоры Дочечка Броня Драгоценная пыль Дружище Тобик Жара Желтый свет Животворящее начало Жильцы старого дома Записки Василия Седых Записки Ивана Малявина Зарубки на сердце Заячьи лапы Золотая роза (сборник рассказов) Золотой линь Избушка в лесу Изучение географических карт Ильинский омут Инкубатор капитана Косоходова Исаак Левитан Искусство видеть мир История одной повести Как будто пустяки Капитан-коммунар Клад Колотый сахар Концерт в Вардэ Кордон "273" Корзина с еловыми шишками Королева голландская Кот-ворюга Кофейная гавань Кружевница Настя Ледостав Ленька с Малого озера Леня Бобров (из повести "Рождение моря") Лихорадка Максим Горький Маша Медные доски Михаил Пришвин Молитва мадам Бовэ Молния Морская прививка Московское лето Музыка Верди Надпись на валуне Наедине с осенью Напутствие самому себе Нет ли у вас молока? Ночной дилижанс Ночь в октябре Опасность (Фрагмент рассказа) Остановка в пустыне Парусный мастер Пачка папирос Первая встреча Первый рассказ Первый туман Песчинка Письма с пути. Керчь По ту сторону радуги Поводырь Подарок Подпасок Поселок среди скал Последний черт Потерянный день Правая рука Приказ по военной школе Приточная трава Пришелец с юга Просьба бойца...
Входимость: 25. Размер: 43кб.
Часть текста: весь мир будет открыт каждому, умеющему странствовать и видеть, – мир во всем великолепии и простоте его лесов, озер, морей, прозрачных вод и высокого неба. Но пока мне еще приходится странствовать по картам и вызывать только в своем воображении берега великих материков, отделенных от моей родины тысячами миль воздушного, океанского и сухопутного пути. Ничего не может быть заманчивее воплощения в жизнь географических карт. Так было, например, с картой Мещорского края. На топографических картах тот небольшой квадрат, куда нанесен этот край, помечен номером ХП-17. Изучение Мещорского края началось с того, что в эту измятую и засаленную карту ХП-17 был завернут голландский сыр. Я развернул его, хотел нарезать, но тут же забыл о еде: море лесов зеленело на карте, разлив сухих сосновых боров с островами болот и березовых зарослей расстилался передо мной на столе. Я рассматривал карту, пытаясь найти на ней знакомый город или железную дорогу, чтобы определить, где находится этот край. Но ни...
Входимость: 19. Размер: 43кб.
Часть текста: о г Петровска до Астрахани море лежало подо льдом. Старый пароход "Николай", захваченный белогвардейцами, разводил пары. В неприбранных каютах висели прошлогодние календари и засиженные мухами портреты Колчака. К палубе прилипли окурки и пожелтевшие газеты. В штурманской рубке синий от холода вахтенный, нахохлившись, ждал капитана. Капитан пропадал в городе. Вонючий дым над трубой камбуза возвестил, что кок варит ячневую кашу с мышиным пометом. Но даже это событие не разогнало уныния, разъедавшего корабль подобно ржавчине. Матросы валялись в кубрике. В кают-компании спал на красном плюшевом диване желтый и злой официант. Воспользовавшись сумрачным днем, из всех щелей ползли тощие пароходные клопы. В трюме сипло пропел украденный накануне петух. "Пора нашей гитаре на кладбище",- подумал вахтенный и посмотрел на штурвал, где можно было заметить медную дощечку, сообщавшую, что пароход "Николай" построен в 1877 году. Вахтенный посмотрел, кстати, на желтую, видавшую виды трубу. Из нее валил рыжий дым. - Что они, мусором топят, что ли? - сказал вахтенный и вздрогнул: в сыром дыму на горах громыхнул пушечный выстрел. Из кубрика вылез матрос в калошах на босу ногу. Он вяло протащил по палубе занемевшие ноги, поднялся на мостик и прислушался: глухие удары учащались. - Похоже, бьют кадет красные,- сказал он вахтенному.- Красные,- зашептал он, и глаза его сузились,- наступают от Хасав-Юрта, ночью будут в Петровске. С капитаном надо поговорить насчет этого. Команда полагает, что надо тикать от эвакуации. Снимемся вечером и сунемся в море - тихо, благородно, без кадет, без оружия. Матрос махнул рукой на восток, где море кипело, как котел с мыльной и грязной пеной. Вахтенный взглянул на корму - там хлопал мокрый трехцветный флаг - и вздохнул. Эх, если бы все вышло так,...
Входимость: 18. Размер: 63кб.
Часть текста: в пехотном полку в крепости Кюмель, о печальном "певце Финляндии", и завидовали его спокойной славе. Камчатский полк стоял в то время на Аландских островах, в городке Мариегамне. Издавна Аландские острова считались родиной парусных кораблей. Здесь, в отдалении от беспокойных столиц, в пустынности маленького северного архипелага, жили знаменитые корабе-льные мастера. Они строго хранили и передавали старшим сыновьям законы своего искусства. Равнодушно закусив трубки, они смотрели на дым от первых "пироскафов", грязнивших чистые морские горизонты: "Все равно пар никогда не справится с океаном". Каждую осень на острова возвращались для починки высокие бриги и клипера, барки и бригантины. Они приходили из Карибского моря, из Леванта и Шотландии, из всех углов земли. Приводили их шведские шкипера - неразговорчивые и честные люди. Зимой корабли вмерзали в лед, их засыпало снегом. Офицеры Камчатского полка, выбегая во двор проветриться от винного и табачного чада во время пирушек, видели перед собой темные кузова кораблей, желтые фонари на смерзшихся частях и слышали шум ветра в толстых реях. К кораблям быстро привыкли, как привыкают к домам, к деревьям на улице, к полосатым будкам часовых. Их перестали замечать. Только в те редкие ясные дни, когда над ледяным заливом подымалось белое солнце, офицеры, солдаты и жители Мариегамна жмурились от блеска кораблей, заросших инеем, и удивлялись красоте этого зрелища. Казалось, что косматая зима устроила себе жилье на кораблях. Комья снега...

© 2000- NIV