Cлово "РУССКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: РУССКИЕ, РУССКОГО, РУССКИХ, РУССКОЙ

Входимость: 26. Размер: 72кб.
Входимость: 21. Размер: 76кб.
Входимость: 19. Размер: 7кб.
Входимость: 17. Размер: 27кб.
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Входимость: 15. Размер: 51кб.
Входимость: 15. Размер: 40кб.
Входимость: 13. Размер: 48кб.
Входимость: 12. Размер: 68кб.
Входимость: 12. Размер: 24кб.
Входимость: 12. Размер: 109кб.
Входимость: 11. Размер: 13кб.
Входимость: 11. Размер: 6кб.
Входимость: 11. Размер: 25кб.
Входимость: 11. Размер: 204кб.
Входимость: 10. Размер: 27кб.
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Входимость: 10. Размер: 24кб.
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Входимость: 9. Размер: 8кб.
Входимость: 9. Размер: 73кб.
Входимость: 9. Размер: 40кб.
Входимость: 9. Размер: 50кб.
Входимость: 9. Размер: 85кб.
Входимость: 9. Размер: 26кб.
Входимость: 8. Размер: 27кб.
Входимость: 8. Размер: 24кб.
Входимость: 8. Размер: 8кб.
Входимость: 8. Размер: 63кб.
Входимость: 8. Размер: 34кб.
Входимость: 8. Размер: 46кб.
Входимость: 8. Размер: 18кб.
Входимость: 8. Размер: 23кб.
Входимость: 8. Размер: 8кб.
Входимость: 8. Размер: 75кб.
Входимость: 8. Размер: 15кб.
Входимость: 8. Размер: 99кб.
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Входимость: 8. Размер: 12кб.
Входимость: 7. Размер: 40кб.
Входимость: 7. Размер: 10кб.
Входимость: 7. Размер: 43кб.
Входимость: 7. Размер: 31кб.
Входимость: 7. Размер: 21кб.
Входимость: 6. Размер: 28кб.
Входимость: 6. Размер: 3кб.
Входимость: 6. Размер: 16кб.
Входимость: 6. Размер: 7кб.
Входимость: 6. Размер: 4кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 26. Размер: 72кб.
Часть текста: к чему я совершенно не склонен, а будет обычная товарищеская беседа о рассказе. Разговор о рассказе в конце концов – это разговор о литературе, о прозе, это та тема, о которой, откровенно говоря, можно говорить часами, днями, неделями, месяцами, – это абсолютно неисчерпаемая тема. И я давно, очень давно уже думал над одной книгой, и возможно, что мне удастся ее написать; я даже начал писать эту книгу – это книга о том, как пишутся книги. Мне кажется, что это тема чрезвычайно увлекательная, – тема о том, как пишутся книги, и когда я думал над этой проблемой, я вспомнил – сейчас я только не могу точно назвать имя французского писателя, у которого я это вычитал, но вы мне напомните – один маленький случай, который произошел в Париже с уборщиком, человеком, который убирал мастерские за деньги; обычно на Западе моют стекла в магазинах или приходит человек и прибирает ремесленные мастерские; этот человек прибирал ювелирные мастерские, убирал пыль, но пыль он не выбрасывал, а приносил к себе домой, и затем он переплавлял эту пыль, и в этой пыли всегда были маленькие крупинки золота, серебра и т. д., драгоценных металлов, с которыми работают ювелиры. В конце концов из этой пыли, совершенно негодной якобы, из этого мусора он выплавил два слитка золота и из одного выковал маленькую золотую розу. Не помню фамилию этого писателя, но когда я думал над этой книгой, «О том, как пишутся книги», мне пришла на память эта история. В нашей мастерской, мастерской писателя, ...
Входимость: 21. Размер: 76кб.
Часть текста: сквозь них, наполнял комнату блеском морской воды, и право, стоило потянуть носом, чтобы услышать йодистый запах моря. Шары были присланы из Нормандии — Паустовскому они создавали иллюзию моря. Он неотрывно смотрел на них. Через них — в лес, за окно. — Потом скажете мне, как вы его нашли, — шепнула его жена Татьяна Алексеевна, вводя меня к нему. Как я его нашел? Он всегда был невысокого роста, но теперь стал маленьким, как ребенок. Голова светилась, почти не приминая подушки, и легкие, высохшие руки лежали поверх одеяла так, словно кто-то другой, не он сам, положил их, чтобы они лежали. Я нагнулся, мы поцеловались. Он заговорил голосом куда менее хриплым, нежели обычно. Голос не соответствовал его немощи, худобе. Вся сила духа, живого в нем, вся ясность мысли, лучащейся в тихих глазах, проявилась в голосе, отвердевшем вдруг напоследок. Татьяна Алексеевна оставила нас вдвоем. Будь она свидетельницей нашей последней встречи, я не отважился бы при ней говорить о том, о чем говорил тогда с Паустовским. Мы не впервые, но в последний раз говорили с ним о смерти и умиранье, я — зная, что он умирает, он — очевидно, понимая это. Татьяна Алексеевна и прежде не любила этих наших с ним разговоров — они пугали ее. Хотя в Ялте однажды Паустовский сказал при ней, что разговоры такие скорее успокаивают. Но кого? Его, не ее. Он сразу приступил к тому, о чем, видимо, напряженно, не выдавая себя, размышлял все эти дни, смотря сквозь...
Входимость: 19. Размер: 7кб.
Часть текста: – для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения. Прав был Тургенев, когда говорил, что такой язык может быть дан только великому народу. Русский язык – народен. Он является наилучшим выражением сущности русского человека. Из народных глубин, из подчас непрослеженных и неведомых истоков расцвел этот изумительный язык. И сколько бы мы его ни изучали, как бы мы ни определяли законы его образования, он всегда будет производить на нас впечатление радостного чуда. С чем сравнить это впечатление? Недавно на рассвете я шел в глухих лугах вблизи Оки. Густой туман лежал над лугами и оседал росой на травах. Внезапно среди однообразной зелени этих трав в белой пелене тумана я увидел очень высокий огненный цветок. Он как бы зажег на заре свое душистое пламя и раскрывался, расцветал у меня на глазах. Он весь сверкал от росы, и только тут я заметил, что туман лежит низко, а огненный этот цветок стоит выше тумана и на него уже упал первый луч солнца. Сейчас, когда я вспоминаю об этом, то почему-то этот цветок, выросший на простой и даже грубой нашей земле, кажется мне прообразом русского языка, сверкающего своим живым горячим блеском над остальными языками мира. Вслушайтесь в звучание самых простых русских слов, и вы тогда уловите звуковое богатство языка. Образцов звукового богатства можно привести множество. Можно раскрыть наугад книгу любого русского поэта или прозаика, такого, скажем, как Чехов, Лесков или Алексей Толстой, и черпать оттуда россыпи языка целыми пригоршнями. Но для примера надо остановиться на ком-нибудь одном, хотя бы на Лермонтове. У Лермонтова...
Входимость: 17. Размер: 27кб.
Часть текста: подобие надгробных памятников и ставших грудой камней. Где-то на окраине Мангышлака, к югу от него, во впадине, ведущей к Кара-Бутазу, я нашел отметку: «Несколько высохших деревьев». Я поставил свой привал около них. Должно быть, это были старые тутовые деревья или колючий саксаул, – дерево, о которое можно ушибиться, как о ломаное железо. Эти мои отметки были, конечно, игрой. Поэтому я прятал свою карту от чужих глаз. Мне было неловко рассказывать о ней даже таким всепонимающим и ребячливым людям, как Фраерман. Я отмечал на своей карте не только привалы, но и места, где должен был, попав туда, обязательно вспомнить о ком-нибудь из близких мне людей или о каком-нибудь событии из моей жизни. Вот здесь хорошо бы вспомнить о ночи в Люблине, засыпанной сиренью, а здесь – о том, как мальчишками бродили мы по лесам в Ревнах, – разыскивая в заросших оврагах бормочущие чистые ручьи. И сирень и ручьи должны были обязательно прийти мне на память среди палящей закаспийской пустыни. Оправдание для этой мальчишеской игры пришло позже, когда я попал на берега Кара-Бугаза и убедился, что, погружаясь в такую странную игру над картой, я был совершенно прав. Моя любовь к картам принесла мне много знаний, а порой и радостных неожиданностей, С географическими картами в моей жизни связано несколько более или менее интересных историй. Одну из них я расскажу» Это история о карте Атлантического океана, о близнецах, моей рассеянности и о провинциальном французском городе в Провансе. История эта началась давно, в 1957 году, когда я впервые попал в Париж и испытал на берегах Сены около лавок букинистов жестокое огорчение. Почти у каждого букиниста были выставлены заманчивые карты, слабо подкрашенные акварелью и выгоревшие от старости. Легкий ветерок дул вдоль Сены, колыхал эти карты. Они напоминали затвердевшие флаги, вышедшие из употребления и развешанные для просушки на теплой...
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Часть текста: на первый взгляд событие. Действительно, после этого события мне показалось, что солнце померкло и скучный сумрак затянул все, что перед этим сверкало вокруг разнообразными красками, светом и теплотой. Случилось это на Оке, вблизи Рязани, около наплавного моста. Я перешел по мосту на луговой берег, на пески. От нагретой лозы пахло вялой сладостью. По Оке нехотя проплывало отраженное небо, все в летних белых облаках. На песчаном пляже сидел человек с сизым затылком, в черном френче и сапогах. Рядом с ним лежал портфель, раздувшийся от бумаг, как откормленный кот. Посреди реки купались, рыча и повизгивая, два человека. Неожиданно сидевший на берегу человек сердито закричал: – Эй, товарищи! Закругляйте купаться! – Мгновенно, товарищ начальник! – бодро крикнул в ответ молодой человек. – Лимит времени прошу соблюдать! – снова прокричал человек в черном френче. Солнце в моих глазах померкло от этих слов. Я как-то сразу ослеп и оглох. Я уже не видел блеска воды, воздуха, не слышал запаха клевера, смеха белобрысых мальчишек, удивших рыбу с моста. Мне стало даже страшно. Что это? – спрашивал я себя. Шутит ли этот человек или говорит всерьез? Если всерьез, то это отвратительно, а если шутит, то это еще отвратительнее. Я подумал: до какого же холодного безразличия к своей стране, к своему народу, до какого невежества и наплевательского отношения к истории России, к ее настоящему и будущему...

© 2000- NIV