Cлово "АНДРЕЕВНА, АНДРЕЕВНЫ, АНДРЕЕВНЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: АНДРЕЕВНУ, АНДРЕЕВНОЙ

Входимость: 75.
Входимость: 64.
Входимость: 62.
Входимость: 59.
Входимость: 48.
Входимость: 44.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 17.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 75. Размер: 31кб.
Часть текста: взлетали радужные столбы воды от взрывов. Лобачев ворочался, прислушивался, додал очередной тревоги, протяжного крика с палубы: "Во-о-здух!" Глупее всего было то, что почти все звуки на пароходе напоминали ему гул самолетов, - даже гудение машины. В Алуште теплоход брал новых пассажиров. Лобачев слышал, как стучат о борт тяжелые шаланды, слышал топот ног и голоса лодочников. Они кого-то успокаивали, говорили, что за Ялту немцы пока залетать не решаются. Лобачев встал, посмотрел в иллюминатор, но ничего не увидел - ни берега, ни моря, ни неба. Все было черно. Только всплескивала рядом вода. Погрузка окончилась. Пароход снялся с якоря. Снова загудела машина. Темнота начала залетать в иллюминатор порывами солоноватого ветра. В соседней каюте заговорили на незнакомом языке. Сначала были слышны мальчишеские голоса, потом молодой женский голос. Очевидно, это были новые пассажиры. Слов нельзя было разобрать. Женщина говорила долго, спокойно, потом засмеялась, - и голоса стихли. У каждого есть свои странности. Были они и у Лобачева. Одной из них была любовь к ночным звукам, особенно к голосам, к ночному пению и музыке. Для него не было ничего более приятного, чем проснуться среди ночи от звуков рояля. Сейчас он вспомнил о том времени, когда вечером на улице можно было увидеть освещенное окно и услышать за ним заглушенные аккорды. Вернется ли это время? Лобачев был уверен, что не доживет до него, - тяжелая сердечная болезнь мучила его с каждым годом все больше. Женский голос за стеной каюты взволновал Лобачева. Голос затих среди морской ночи. Должно быть, из-за...
Входимость: 64. Размер: 25кб.
Часть текста: чернильницу, где застыла на дне фиолетовая гуща, бронзового оленя с отвинченными рогами. Потом достал вечное перо, придвинул к себе глянцевитый листок бумаги со штампом гостиницы и написал на нем несколько слов, выдававших его душевное смятение. "Мне за пятьдесят, седой, почти слепой, - написал Швейцер, задумался и начал писать дальше, - а я радуюсь, как дурак, каждому глотку свежего воздуха, каждому хорошему дню. Что это значит? Черт с ней, со старостью, надо жить молодо". - До гробовой доски? - вслух спросил себя Швейцер насмешливо и тут же, рассердившись, ответил: - Да, до гробовой доски. "Не надо поддаваться слабости. Не надо привыкать к ощущению слишком затянувшейся жизни. Когда у человека появляется в плечах боль, будто от ватной шубы, - тогда конец. Надо поменьше вспоминать. Да и что вспомнишь? Годы, похожие на один спокойный день в изученной до последней пылинки квартире? Жизнь в том, чтобы работать, радоваться и непрерывно - обязательно непрерывно - знать вот эту свежесть бури, когда все чувства и мысли проветрены насквозь. Только в столкновениях рождается сила, сознание своих возможностей, возникает одна цель, за ней другая - цепь привлекательных задач". - Что-то я неясно думаю, - пробормотал Швейцер. - Должно быть, оттого, что я никогда по-настоящему не разбирался в своей судьбе. В комнате быстро...
Входимость: 62. Размер: 22кб.
Часть текста: и на рейде качался на якорях грузовой пароход "Коимбра", пришедший из республиканской Испании. Оказалось, что девушки, так же как и Татьяна Андреевна, каждое утро подбегали к окну, чтобы посмотреть, что с "Коимброй" - не сорвало ли ее с якорей. Но пароход мотался в зеленом рассоле бури, и девушки успокаивались. Нина на минуту задумалась. Вот Варя сказала ей в лесу, что у нее, у Нины, горят щеки, будто она влюблена. Нина ни в кого не была влюблена. Пожалуй, один раз она была готова увлечься, но, может быть, это ей показалось... Она встретила в театре на "Хозяйке гостиницы" нескольких испанцев с "Коимбры". Это были коренастые загорелые люди, и только один отличался от них, - он был светловолосый, худой. Застенчиво, с излишней поспешностью он встал, чтобы дать Нине пройти на ее место. Ей захотелось с ним познакомиться, но она не решилась. Только узнала его имя - Рамон Перейро - и еще, что он не моряк и живет на испанском пароходе в качестве пассажира. Потом она встретила его в городской библиотеке, туда Перейро приходил читать французские газеты. В библиотеке Нина помогла испанцу, плохо понимавшему по-русски, и они немного поговорили. Мирандолину в этом спектакле играла Татьяна Андреевна. Нина решила спросить ее сейчас о Рамоне. Она слышала, что его несколько раз видели в обществе актеров. Но пока Нина собиралась заговорить с Татьяной Андреевной за чаем, неугомонный Швейцер заторопился и потащил...
Входимость: 59. Размер: 22кб.
Часть текста: где лежал Рамон, была в другом корпусе. Татьяна Андреевна вышла в сад. Ее знобило - должно быть, от тревожного сна, от усталости. Над морем лежал бесконечный воздух, безоблачный, равнодушный к людской судьбе. Дверь в палату Рамона была приоткрыта. Татьяна Андреевна увидела около постели врача и сестру. Сестра оглянулась, подошла к двери, шепнула Татьяне Андреевне, что сейчас нельзя, и прикрыла дверь. Татьяна Андреевна села в плетеное кресло в коридоре. Ей все еще было холодно. Она зажала ладони между коленей и прислушалась. В палате зазвенело стекло, потом послышалось тихое хрипение. "Кислород!" - подумала Татьяна Андреевна. Вышла сестра. - Идите в столовую, выпейте горячего молока, - сказала она. - Чаю еще нет. - Что с ним? - Да так... - ответила сестра. - Скоро, я думаю, вам можно будет войти. Я спрошу врача. Подождите меня в столовой. Татьяна Андреевна пошла в столовую, села за стол. Худенькая девушка в красной косынке поставила перед ней стакан горячего молока и придвинула вазу с белым хлебом. Татьяна Андреевна выпила глоток молока и отодвинула стакан. - Что же вы? - спросила девушка. - Остынет. - Нет, ничего. - Хотите, я принесу вам платок? Татьяна Андреевна кивнула головой. Девушка вышла. На дворе татары-рабочие начали пилить бревна. Татьяна Андреевна видела через окно, как девушка подошла к ним. Она несла на руке белый пуховый платок. Она что-то сказала татарам. Они перестали пилить. Один из них перекинул гнущуюся позванивающую пилу через плечо и ушел. Девушка вошла и...
Входимость: 48. Размер: 26кб.
Часть текста: То же происходило с Татьяной Андреевной и сейчас. Всякий пустяк - поворот шоссе, ветка над забором, свет фонарей - все казалось значительным. Татьяна Андреевна думала, что сущность многих незамысловатых вещей необыкновенно хороша, но мы слепнем от забот и потому замечаем это слишком редко. Весной 1941 года она ушла из одесского театра, прогостила в Новгороде у Варвары Гавриловны всего несколько дней, а потом уехала в Кронштадт, в театр Балтийского флота. Она была счастлива, что сможет играть для моряков и видеть Пахомова, но вскоре театр перевели в Таллин. Играть приходилось то на кораблях, то на открытой сцене в таллинском городском саду. Иногда во время спектакля ручные белки прыгали с елей на сцену и рылись в карманах у актеров, выискивали орехи. Зрители смеялись. Помощник режиссера заика Саша Нидер наводил на белок лучи прожектора, и белки удирали. "Н-н-не давать же, в са-а-амом деле, з-занавес!" В половине июня к Татьяне Андреевне приехал Пахомов. Роспись театра в Ленинграде заканчивалась, но старик Вермель, отпуская Пахомова, так разворчался, что остаться в Таллине больше чем на сутки тот не решился. Татьяна Андреевна встретила Пахомова на вокзале. Они выпили кофе в буфете. У девочки в ситцевом платье со светлыми косами, обернутыми венком вокруг головы, купили букетик гелиотропа. С вокзала Пахомов проводил Татьяну Андреевну на репетицию в городской сад. Потом они пообедали вместе в маленьком ресторане вблизи порта. Вспоминали Ялту, кофейню, Швейцера с его поисками новых пушкинских стихов. - Где он сейчас, Швейцер? - торопливо спросила Татьяна Андреевна. Она боялась, что, вспоминая дальше, Пахомов дойдет до Перейро. - Опять в Михайловском, - ответил Пахомов. Он действительно вспомнил о Перейро, но промолчал. В серой воде отражалось небо с его легкой зарей, потухавшей в туманном западе, с его непонятной печалью. Медленно...

© 2000- NIV