Наши партнеры
Arles.com.ua - Садовый инструмент arles.com.ua/catalog/sadovyy_instrument/

Cлово "ГРИН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: ГРИНА, ГРИНУ, ГРИНЕ, ГРИНОМ

Входимость: 178. Размер: 37кб.
Входимость: 30. Размер: 10кб.
Входимость: 22. Размер: 99кб.
Входимость: 17. Размер: 6кб.
Входимость: 17. Размер: 4кб.
Входимость: 17. Размер: 11кб.
Входимость: 16. Размер: 4кб.
Входимость: 14. Размер: 5кб.
Входимость: 12. Размер: 4кб.
Входимость: 11. Размер: 21кб.
Входимость: 11. Размер: 12кб.
Входимость: 10. Размер: 72кб.
Входимость: 8. Размер: 14кб.
Входимость: 8. Размер: 5кб.
Входимость: 7. Размер: 7кб.
Входимость: 6. Размер: 3кб.
Входимость: 6. Размер: 112кб.
Входимость: 5. Размер: 46кб.
Входимость: 5. Размер: 2кб.
Входимость: 4. Размер: 11кб.
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Входимость: 4. Размер: 2кб.
Входимость: 3. Размер: 3кб.
Входимость: 3. Размер: 4кб.
Входимость: 3. Размер: 51кб.
Входимость: 3. Размер: 3кб.
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Входимость: 3. Размер: 2кб.
Входимость: 3. Размер: 48кб.
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 3кб.
Входимость: 2. Размер: 4кб.
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 46кб.
Входимость: 2. Размер: 4кб.
Входимость: 2. Размер: 3кб.
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 8кб.
Входимость: 2. Размер: 4кб.
Входимость: 2. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 23кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 178. Размер: 37кб.
Часть текста: жизнь. Все в ней, как нарочно, сложилось так, чтобы сделать из Грина преступника или злого обывателя. Было непонятно, как этот угрюмый человек, не запятнав, пронёс через мучительное существование дар могучего воображения, чистоту чувств и застенчивую улыбку. Биография Грина — беспощадный приговор дореволюционному строю человеческих отношений. Старая Россия наградила Грина жестоко, — она отняла у него ещё с детских лет любовь к действительности. Окружающее было страшным, жизнь — невыносимой. Она была похожа на дикий самосуд. Грин выжил, но недоверие к действительности осталось у него на всю жизнь. Он всегда пытался уйти от неё, считая, что лучше жить неуловимыми снами, чем «дрянью и мусором» каждого дня. Грин начал писать и создал в своих книгах мир весёлых и смелых людей, прекрасную землю, полную душистых зарослей и солнца, — землю, не нанесённую на карту, и удивительные события, кружащие голову, как глоток вина. «Я всегда замечал, — пишет Максим Горький в книге „Мои университеты“, — что людям нравятся интересные рассказы только потому, что позволяют им забыть на час времени тяжёлую, но привычную жизнь». Эти слова целиком относятся к Грину. Русская жизнь была ограничена для него обывательской Вяткой, грязной ремесленной школой, ночлежными домами, непосильным трудом, тюрьмой и хроническим голодом. Но где-то за чертой серого горизонта сверкали страны, созданные из света, морских ветров и цветущих трав. Там жили люди, коричневые от солнца, — золотоискатели, охотники, художники, неунывающие бродяги, самоотверженные женщины, весёлые и нежные, как дети, но прежде всего — моряки. Жить без веры в то, что такие страны цветут и шумят где-то на океанских островах, было для Грина слишком тяжело, порой невыносимо. Пришла революция. Ею было поколеблено многое, что угнетало Грина: звериный строй прошлых человеческих отношений, эксплуатация, отщепенство, — всё, что заставляло Грина...
Входимость: 30. Размер: 10кб.
Часть текста: вам, читателям, то наслаждение, которое вы наверняка получите от чтения этой книги. Поэтому я предпочитаю молчать, не рассказывать заранее и не оценивать даже в нескольких словах содержание повести под таким простым и вместе с тем загадочным названием „Алые паруса“». Но все же я напишу о Грине хоть несколько страниц. Об этом замечательном писателе слишком долго молчали, жизнь его мало кому известна, и потому он заслужил право, чтобы сейчас свободно и дружески поговорить о нем. Есть старая легенда о том, как через мирный и веселый городок прошел никому не известный волшебник, играя на флейте, и увел за собой всех городских детей, зачарованных свистом флейты. Дети ушли за волшебником и не вернулись. Эту легенду я вспомнил, когда думал о нашем удивительном писателе Александре Грине. Если бы он, войдя в какой-нибудь город, начал рассказывать у самой заставы какую-нибудь из своих великолепных историй, то, может быть, он увел бы за собой из города не только одних детей, но и все его взрослое население. Увел бы всех людей, у которых осталась в душе хоть капля желания увидеть весь мир, хоть капля желания счастья и капля бесстрашия. Я завидую тем из вас, тем из юных читателей, которые впервые прочтут эту книгу о корабле с алыми парусами, эту чудесную историю, феерию, сказку, что могла бы увести...
Входимость: 22. Размер: 99кб.
Часть текста: силясь друг друга перекричать, орут вечерами на улицах, в кучках парней и девушек. Асфальтовые шоссе пролегли через поля, машины гудят даже ночью. До Малой Приваловки, до Никольского теперь можно домчаться из Воронежа за сорок минут... А тогда, сразу же после войны, это была дальняя сторона. Оттого, что мужские крестьянские руки четыре года были заняты совсем другим делом, здесь так задичали луга, так разрослись камыши и кустарник, так загустел заповедный лес вдоль Усманки, такая вязкая устоялась здесь тишина, что край этот стал совсем глухим, погрузился как бы в дремоту, вернулся куда-то далеко назад, к временам почти что первобытно-древним. Тогда между Малой Приваловкой и Никольским, возле деревушки Лаптевки, в бывшую усадьбу писателя Александра Ивановича Эртеля, современника Чехова, приезжали литераторы из Москвы, Ленинграда и других городов, чтобы пожить в тишине, на деревенском воздухе и поработать над своими книгами. 1 В Эртелевке два лета прожил и Паустовский — в 1946-м и 1947 годах. Помню утренний дачный поезд до Графской, просвеченный желтым солнцем, набитый сеном грузовик, который повез нас дальше. Мысль познакомиться с Паустовским, поговорить — у воронежских писателей и журналистов родилась как-то сама собой, сейчас уже не вспомнить, кто первый ее высказал... Дорога через заповедный лес и потом по лугам и полям показалась длинной и трудной оттого, что дребезжащий, вдрызг избитый на ухабах грузовик едва полз, стреляя синим дымом, с натугой взбирался даже на невысокие подъемы, подолгу буксовал в песке, петлял по мокрым лугам, выбирая, где тверже и суше. Паустовский шел по тенистой...
Входимость: 17. Размер: 6кб.
Часть текста: морских лагун и портов. Его рассказы вызывают легкое головокружение, как запах раздавленных цветов и свежие, печальные ветры. Грин провел почти всю жизнь в ночлежных домах, в грошовом и непосильном труде, в нищете и недоедании. Он был матросом, грузчиком, нищим, банщиком, золотоискателем, но прежде всего — неудачником. Взгляд его остался наивен и чист, как у мечтательного мальчика. Он не замечал окружающего и жил на облачных, веселых берегах. Только в последние годы перед смертью в словах и рассказах Грина появились первые намеки на приближение его к нашей действительности. Романтика Грина была проста, весела, блестяща. Она возбуждала в людях желание разнообразной жизни, полной риска и «чувства высокого», жизни, свойственной исследователям, мореплавателям и путешественникам. Она вызывала упрямую потребность увидеть и узнать весь земной шар, а это желание было благородным и прекрасным. Этим Грин оправдал все, что написал. Язык его был блестящ. Беру отрывки наугад, открывая страницу за страницей: «Где-то высоко над головой, переходя с фальцета на альт, запела одинокая пуля, стихла, описала дугу и безвредно легла на песок рядом с потревоженным муравьем, тащившим какую-то очень нужную для него палочку». «Он слушал игру горниста. Это была странная поэзия солдатского дня, элегия оставленных деревень, меланхолия хорошо вычищенных штыков». «Зима умерла. Весна столкнула ее голой...
Входимость: 17. Размер: 4кб.
Часть текста: Цыпина нет, ос­тался от старого времени один Генрих Эйхлер. Наконец-то книга А. С. (сборник с моей статьей) сдвинулась с ме­ста и пошла в набор. Эйхлер говорил мне, что они уже на­писали Вам об этом, не знаю, верно ли это? Во всяком случае, клянутся, что сейчас выход книги в свет — дело одного месяца, если не двух недель. После двух лет мы­тарств — даже не верится. Два дня ловлю Накорякова,— когда поймаю — на­пишу. Читали ли Вы статью Олеши (в «Литературной газе­те») с его высказываниями — довольно спорными, но об­ширными — об Ал. Степановиче? Статья носит трескучий заголовок «Письмо писателю Паустовскому». Каюсь,— я свинья, до сих пор не ответил в Ленинград на письмо первой жены А. С. (не помню сейчас ее фами­лии), но думаю, что это, может быть, к лучшему. В ноябре я буду в Москве, и мы увидимся. Звоните (В1-96-25) и приходите. Все материалы (присланные Вами) об Ал. Ст., фото­графии, вырезки и рукопись «Недотроги» хранятся у ме­ня. Если нужно — я их пришлю или Вы возьмете их сами в Москве? Посылаю письмо в Феодосию, т. к. не знаю номера Ва­шего дома в Старом Крыму — знаю только улицу. Привет Вашей маме, привет Крыму,— я...

© 2000- NIV