Cлово "ХОТЕТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: ХОТЕЛ, ХОЧУ, ХОТИТЕ, ХОЧЕТ, ХОТЕЛО

Входимость: 25. Размер: 204кб.
Входимость: 19. Размер: 72кб.
Входимость: 18. Размер: 35кб.
Входимость: 18. Размер: 44кб.
Входимость: 17. Размер: 78кб.
Входимость: 14. Размер: 68кб.
Входимость: 14. Размер: 40кб.
Входимость: 14. Размер: 99кб.
Входимость: 14. Размер: 112кб.
Входимость: 13. Размер: 17кб.
Входимость: 13. Размер: 47кб.
Входимость: 13. Размер: 28кб.
Входимость: 12. Размер: 63кб.
Входимость: 12. Размер: 31кб.
Входимость: 11. Размер: 73кб.
Входимость: 11. Размер: 67кб.
Входимость: 11. Размер: 31кб.
Входимость: 11. Размер: 43кб.
Входимость: 11. Размер: 63кб.
Входимость: 10. Размер: 48кб.
Входимость: 10. Размер: 50кб.
Входимость: 10. Размер: 6кб.
Входимость: 10. Размер: 40кб.
Входимость: 10. Размер: 48кб.
Входимость: 10. Размер: 40кб.
Входимость: 10. Размер: 34кб.
Входимость: 10. Размер: 27кб.
Входимость: 9. Размер: 43кб.
Входимость: 9. Размер: 29кб.
Входимость: 9. Размер: 49кб.
Входимость: 9. Размер: 11кб.
Входимость: 9. Размер: 15кб.
Входимость: 9. Размер: 31кб.
Входимость: 9. Размер: 27кб.
Входимость: 8. Размер: 17кб.
Входимость: 8. Размер: 40кб.
Входимость: 8. Размер: 76кб.
Входимость: 8. Размер: 20кб.
Входимость: 8. Размер: 37кб.
Входимость: 8. Размер: 33кб.
Входимость: 8. Размер: 85кб.
Входимость: 8. Размер: 42кб.
Входимость: 8. Размер: 21кб.
Входимость: 8. Размер: 20кб.
Входимость: 8. Размер: 13кб.
Входимость: 8. Размер: 22кб.
Входимость: 8. Размер: 99кб.
Входимость: 8. Размер: 109кб.
Входимость: 8. Размер: 22кб.
Входимость: 8. Размер: 43кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 25. Размер: 204кб.
Часть текста: году, после поездки на строительство Волго-Донского канала и по юго-востоку страны, я написал повесть «Рождение моря». Повесть эта состоит из цикла очерков. Поэтому я и включаю ее сейчас в раздел очерка, сократив ее за счет сюжетных беллетризированных мест. Азовское подолье Летом 1916 года в Таганрогском порту стоял старый разоруженный корвет «Запорожец». Корвет оброс красной ржавчиной. Куски ржавчины отваливались от его железных бортов, падали в воду и тонули, поблескивая на солнце. «Запорожец» был предназначен на слом и дремал в пустынном порту, как в музее. Его охранял долговязый матрос по фамилии Галаган. Он невозмутимо следил за тем, как медленно разрушается старинный корабль. «Запорожец» был одним из первых русских паровых кораблей. Поэтому он сохранял еще некоторые особенности парусников. На его мачтах были реи и ванты. В низких каютах, казалось, застоялся солоноватый воздух кругосветных плаваний. Сидя на палубе «Запорожца», я – тогда еще юноша – любил представлять себе далекие страны, где побывал этот корабль. Я смотрел на облепленный ракушками железный руль корвета и видел пенистые дороги, что тянулись некогда за ним по туманным морям. Они очень долго не исчезали, эти дороги, эти прочерченные корабельным килем следы. Знакомый моряк объяснил мне, что следы за кормой держатся так долго потому, что пароходы грязнят морскую воду машинным маслом. Это объяснение мало меня устраивало в то время. Я предпочитал думать, что след за кормой образуется сам по себе, как некая живописная карта морских плаваний. Я работал...
Входимость: 19. Размер: 72кб.
Часть текста: не критик. Поэтому я совершенно не склонен ко всяким теоретическим изысканиям, и наша беседа о рассказе, собственно говоря, сведется, очевидно, к обмену опытом. Я расскажу вам все, что думал о рассказе; расскажу о том, как я над ним работал, как, по-моему, нужно над рассказом вообще работать, тем более что я обладаю не только своим опытом, но мне пришлось наблюдать – и довольно близко и пристально наблюдать – работу других писателей, моих товарищей, которые много сделали в области рассказа. Так что это будет не лекция и не доклад, к чему я совершенно не склонен, а будет обычная товарищеская беседа о рассказе. Разговор о рассказе в конце концов – это разговор о литературе, о прозе, это та тема, о которой, откровенно говоря, можно говорить часами, днями, неделями, месяцами, – это абсолютно неисчерпаемая тема. И я давно, очень давно уже думал над одной книгой, и возможно, что мне удастся ее написать; я даже начал писать эту книгу – это книга о том, как пишутся книги. Мне кажется, что это тема чрезвычайно увлекательная, – тема о том, как пишутся книги, и когда я думал над этой проблемой, я вспомнил – сейчас я только не могу точно назвать имя...
Входимость: 18. Размер: 35кб.
Часть текста: в рясах и черных лакированных поясах - угощали нас щами из крапивы и сушеной камсы. Я был в восторге от этих щей, от нарядного белого города, шипучей сельтерской воды и от порта. Над ним сизыми тучами носились голуби и перемешивались с белыми тучами чаек. Опять я встретился с морем. У этих степных берегов оно было ласковее, чем у берегов Кавказа. Старый пароход "Пушкин" шел в Ялту. Над морем стоял штиль. Дубовые планширы нагревались так сильно, что на них нельзя было положить руку. В салоне все подрагивало и звенело от вращения пароходного винта. Солнце проникало через световой люк, иллюминаторы и открытые двери. Меня поражало обилие южного света. От него сверкало все, что только могло сверкать. Даже грубые парусиновые занавески на иллюминаторах вспыхивали ярким огнем. Крым поднялся из морской голубизны, как остров Сокровищ. Облака лежали на вершинах его сиреневых гор. Белый Севастополь медленно плыл нам навстречу. Он встретил наш старый пароход полуденным пушечным выстрелом и голубыми крестами андреевских флагов. "Пушкин" долго бурлил, разворачиваясь в бухте. Со дна взлетали фонтаны пузырей. Вода шипела. Мы носились с борта на борт, чтобы ничего не пропустить. Вон Малахов курган и Братское кладбище. Графская пристань, Константиновский форт,...
Входимость: 18. Размер: 44кб.
Часть текста: На пароходе встретил меня Герман-Евтушенко, на пристани – все остальные. Радости их не было границ. Когда я сошел на берег, где одуряюще пахнет мимозой и чайными деревьями (здесь уж цветут азалии, розы, цикламены, фиалки), из десятков духанов и лавчонок – с фруктами и вином, – я едва сдержал слезы от острой тоски, от того, что здесь нет тебя. В последние дни я так стосковался, что малейшая мысль о тебе вызывает у меня слезы. Такой тоски, Крол, у меня не было еще никогда. В Сухуме выяснилось, что, если я сейчас же не останусь и не начну работать, то не только будет потеряно место в Союзе кооперативов Абхазии, но и вообще пропадет всякая возможность нашего переезда сюда. Я колебался недолго и остался. И вот почему. Я присмотрелся, все взвесил и мне ясно, что если мы хотим спасти себя от голода, изнурительной работы и вечных дум о завтрашнем дне, то единственное, что нужно сделать – это остаться в Сухуми. Это какой-то благословенный угол. Ты здесь отдохнешь душой. Работать тебе совершенно не надо. Вот тебе маленький пример. В день моего приезда, через два часа я уже получил первый паек – 3 фунта белого чудесного хлеба, прекрасный обед, вино. Германов и Ивановых ты не узнаешь. Герман стал похож на Варламова – толстый, добродушный. Все они помолодели на 10 лет. <…> Теперь о комнате. Комнату найти не легко, но к твоему приезду я найду. Уже есть одна, на горе Чернявского. Что такое гора Чернявского, можно понять только увидев ее. В саду, около комнаты растут громадные кактусы, бананы и мандарины. За окнами – море (здесь...
Входимость: 17. Размер: 78кб.
Часть текста: Горького, я, ставя ногу на первую ступеньку лестницы, пробежал как бы всю лестницу сразу: главного в жизни вдруг достиг. Как и все первокурсники, я был в том приподнятом настроении, когда трудности представляются только радостными препятствиями. Свою отвоеванную землю мы вдруг увидели словно впервые в жизни и, внезапно открыв, оценили по-настоящему только сейчас, когда вокруг наконец-то ничто не могло отнять у нас завтрашнего дня. Вызывая в памяти пройденные дороги (война никого от себя сразу не отпускала — вдруг машинально вздрогнешь, разыскивая глазами укрытие), мы, обращаясь к настоящему, жили уже и будущим. Обращались к настоящему, как к ступеньке, которая поведет всех нас вместе в лучший завтрашний день. 15 декабря 1945 года Приказ вывесили — велели срочно сдать работы. Разнесся слух: работы затребовали на кафедру творчества, чтобы освободиться от так называемых творчески несостоятельных студентов. Я отдал тетрадь, сшитую мною из разных лоскутков бумаги, разбитую на главы. В этих главах — начало повести — я захотел воздать должное нашему ротному старшине Беляеву из города Таганрога. Между собой мы, подтрунивая над старшиной, звали его «Службистом». До придирчивости Беляев любил, чтобы все было сработано по-положенному: портянки наматывай по-положенному, оружие чисти по-положенному и веди себя еще ...

© 2000- NIV