Cлово "ДЕНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Варианты слова: ДНИ, ДНЯ, ДНЕМ, ДНЕЙ

Входимость: 49. Размер: 43кб.
Входимость: 46. Размер: 204кб.
Входимость: 45. Размер: 109кб.
Входимость: 44. Размер: 65кб.
Входимость: 38. Размер: 40кб.
Входимость: 35. Размер: 49кб.
Входимость: 30. Размер: 35кб.
Входимость: 30. Размер: 44кб.
Входимость: 27. Размер: 37кб.
Входимость: 25. Размер: 48кб.
Входимость: 24. Размер: 112кб.
Входимость: 23. Размер: 50кб.
Входимость: 22. Размер: 73кб.
Входимость: 21. Размер: 40кб.
Входимость: 21. Размер: 45кб.
Входимость: 20. Размер: 50кб.
Входимость: 20. Размер: 50кб.
Входимость: 20. Размер: 75кб.
Входимость: 20. Размер: 48кб.
Входимость: 20. Размер: 40кб.
Входимость: 19. Размер: 99кб.
Входимость: 18. Размер: 35кб.
Входимость: 18. Размер: 41кб.
Входимость: 17. Размер: 68кб.
Входимость: 17. Размер: 36кб.
Входимость: 17. Размер: 44кб.
Входимость: 17. Размер: 14кб.
Входимость: 17. Размер: 85кб.
Входимость: 16. Размер: 38кб.
Входимость: 16. Размер: 76кб.
Входимость: 16. Размер: 20кб.
Входимость: 16. Размер: 43кб.
Входимость: 16. Размер: 11кб.
Входимость: 15. Размер: 24кб.
Входимость: 15. Размер: 63кб.
Входимость: 15. Размер: 43кб.
Входимость: 15. Размер: 29кб.
Входимость: 15. Размер: 38кб.
Входимость: 15. Размер: 44кб.
Входимость: 15. Размер: 42кб.
Входимость: 15. Размер: 25кб.
Входимость: 14. Размер: 31кб.
Входимость: 14. Размер: 46кб.
Входимость: 14. Размер: 49кб.
Входимость: 14. Размер: 28кб.
Входимость: 14. Размер: 43кб.
Входимость: 13. Размер: 23кб.
Входимость: 13. Размер: 37кб.
Входимость: 13. Размер: 15кб.
Входимость: 13. Размер: 23кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 49. Размер: 43кб.
Часть текста: прелесть и все незаметное на первый взгляд разнообразие русской природы <...> Я люблю Мещорский край за то, что он прекрасен, хотя вся прелесть его раскрывается не сразу, а очень медленно, постепенно. На первый взгляд - это тихая и немудрая земля под неярким небом. Но чем больше узнаешь ее, тем все больше, почти до боли в сердце, начинаешь любить эту обыкновенную землю. И если придется защищать свою страну, то где-то в глубине сердца я буду знать, что я защищаю и этот клочок земли, научивший меня видеть и понимать прекрасное, как бы невзрачно на вид оно не было - этот лесной задумчивый край, любовь к которому не забудется, как никогда не забывается первая любовь". Константин Паустовский обладал необычайной и драгоценной для писателя способностью увидеть и так поэтично передать в слове неброскую прелесть среднерусской природы, что и солотчинские луга и озера, и тарусский ильинский омут, и пронзенные солнечными лучами мещёрские сосновые боры точно оживают в его книгах, а у читателя словно спадает с глаз пелена и он открывает в обыденном и привычном неизвестное и прекрасное. Прочтите публикуемые ниже письма К.Г.Паустовского из далекого мещёрского села Солотчи, и за подробностями быта, писательских дел, за вдохновенным описанием любимой им рыбной ловли перед вами распахнутся дали мещёрской стороны - вы как бы воочию увидите ее в кратких и точных описаниях экспедиций сквозь луга, леса и болота на дальнюю рыбалку, ночевок в душистых стогах под бездонным небом... Все эти бесценные крупицы точнейших и тончайших писательских наблюдений буквально рассыпаны в текстах писем из Солотчи. В этом году К.Г.Паустовскому исполняется 115 лет. Часть его архива, откуда взяты публикуемые письма, хранится у сына одного из адресатов этих посланий - доктора...
Входимость: 46. Размер: 204кб.
Часть текста: казалось, застоялся солоноватый воздух кругосветных плаваний. Сидя на палубе «Запорожца», я – тогда еще юноша – любил представлять себе далекие страны, где побывал этот корабль. Я смотрел на облепленный ракушками железный руль корвета и видел пенистые дороги, что тянулись некогда за ним по туманным морям. Они очень долго не исчезали, эти дороги, эти прочерченные корабельным килем следы. Знакомый моряк объяснил мне, что следы за кормой держатся так долго потому, что пароходы грязнят морскую воду машинным маслом. Это объяснение мало меня устраивало в то время. Я предпочитал думать, что след за кормой образуется сам по себе, как некая живописная карта морских плаваний. Я работал тогда в Таганроге подручным слесаря на маслобойном заводе. Завод изготовлял подсолнечное масло. Он стоял над обрывом на берегу моря, весь в зелени столетних акаций и запахе горячей макухи. Крутая деревянная лестница вела с заводского двора вверх к особняку. Там жил в полном подчинении у своей тетушки владелец завода таганрогский миллионер Ваксов. Это был рыхлый молодой человек, с рыжеватой бородкой. Таких людей принято называть «шляпами» и «тюфяками». Тетушка шила на Ваксова костюмы с запасом. От просторных чесучовых пиджаков Ваксов казался...
Входимость: 45. Размер: 109кб.
Часть текста: чтобы закурить трубку, — еще при царе Николае. Стояла наша рота в Гурьеве, на реке Урале. Кругом, куда ни кинь глазом, степь да степь, одна соленая земля, одна пустынная местность. И от великой сухости пропадали в той местности солдаты. Я смотрел на деда и удивлялся — как это у него за столько лет жизни не сошли с лица ожоги от каспийского солнца. Щеки у деда были черные, шея жилистая, привыкшая к красному солдатскому воротнику, и только в глазах поблескивала голубоватая вода — спутник дряхлости, признак недалекой смерти. — И прогоняли в то время через Гурьев, — неторопливо говорил дед, — известного впоследствии человека, бывшего крипака Шевченко. Забрил его царь в солдаты за мужицкие песни. Гнали его, хлопчик, на Мангышлак, в самое киргизское пекло, где тухлая вода и нет ни травы, ни лозы, никакого даже ледащего дерева. Рассказывали старослуживые солдаты, что подобрал рядовой Шевченко у нас в Гурьеве сухой прут из вербы, увез его на Мангышлак, а там посадил и поливал его три года, пока не выросло из того прута шумливое дерево. В наше время солдата гоняли сквозь строй, били беспощадно мокрыми прутьями из вербы. Называлось это занятие у командиров «зеленая улица». Один такой прут и подобрал Шевченко. В память забитого тем прутом солдата он его посадил, и выросло на крови солдатской да на его слезах веселое дерево в бедняцкой закаспийской земле. И по нынешний ...
Входимость: 44. Размер: 65кб.
Часть текста: припадок. Нашли. Больная. «Хулио Хуренито». В Екимовку. Станция. Обливание в саду. Золотая осень. Уехали… Москва. Высочанские. Глупые дни с Надей. Письмо В.[алерии] – разрыв. Страшно. Коньки. Свадьба Глеба. Порвал с Настей. Отъезд Крола. Одно утро – серое, папильотки – гадость. Ушел совсем. Пушкино. Дача Клейменова. Снова в Рязань. «Лунная сырость»… Чудесные дни. Читал «Пыль»… Легенды. Купался в Павловке. Отъезд. Пушкино. Слезы Крола. Ели, темнота. Глухая жизнь. Бабель у нас, сироп. Самойленко. В городе – «На вахте». Мамаша. Типография «Гудка». Герман в Перловке. Мельников. Осень. Прислуга – Лена. Северные реки. Серебрянка. У Фраера – Зима. Мрозовский у нас с Ковальскими… У Булгакова. Мрозовские. Девственный снег. Фраер с Дорой. На санях в реку – кто-то разбил ногу. Мроз в «Вахте». По улицам Москвы. О глазах женщин. Редакция. Оленин-Волгарь – Зузенко – Моисеенко – Тарский. Из дневникового листка 1923 года Возвр.[ащение] в Москву. Закат над Курой… Москва – серая, темная, еще пустая. Звонок дяде Коле. Парикмахерская. У Высочанских. Комната для прислуги. Настя на Кузнецком. Иванов в «Гудке». У Балашовых, в белом. Отъезд в Екимовку. Рязань. У Павловых, – зеленые улицы. Малашка. Березовые рощи, свежесть – Мишка – усадьбы. Старики. Чистота, коврики, раздолье. Душная комната. Писал «Этикетки». Дорожки в саду. Мельница....
Входимость: 38. Размер: 40кб.
Часть текста: от Ниночки. И оба письма такие славные, что я чуть не заплакал… Теперь слушай. Я спешу на заседание по поводу организации в Москве большой морской газеты и потому пишу коротко. В эту газету я приглашен на оклад в 12 миллиардов (дядя Коля получает 8). В газете будет много народу, и потому работа будет легкая – в редакции я буду бывать от 10 до 2-х. Как зацепка (материальная), это хорошо. А тем временем начну печататься в журналах. Дней через пять напишу тебе письмо, и после этого письма ты уже сможешь ехать в Москву, хотя мне не хотелось бы, чтобы ты бросила Екимовку. Здесь очень суматошливо и скверно. Хорошо только то, что масса знакомых и много возможностей. Был у Иванова. Он в новом штатском костюме, в желтых ботинках – вообще джентльмен. На днях приезжает Бабель. ‹…› С комнатой пока слабо, но не безнадежно. Я сильно надеюсь на комнату у дяди Коли. Ки, маленький, пушистые лапки. Я вовсе не твой муж, – твой сын, потому что ты сильнее меня, и без тебя я немножко теряюсь в этой жизни. Вчера был у «святого» Рувима. Он говорил мне о фантастичности нашей жизни (твоей и моей), о том, что мы проходим через жизнь и оставляем за собой неизгладимый след, что нас любят до боли, и это причиняет много боли и нам, и другим. Понял он это, когда был в Севастополе. Вот тебе – какие мы люди. Спи спокойно, поуркивай. Не тревожься обо мне. Нину поцелуй за меня несколько...

© 2000- NIV