Наши партнеры
Promautosnab.ru - Модель сепараторы топлива SEPAR 2000 swk2000/5 купить
Atlant-m.kiev.ua - заказать фольцваген цены лучшие

Cлова на букву "Й"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово (варианты)
1ЙЕМЕН (ЙЕМЕНЕ)
6ЙОГ (ЙОГАМИ, ЙОГОВ, ЙОГАХ)
24ЙОД (ЙОДОМ, ЙОДА, ЙОДУ)
7ЙОДИСТЫЙ (ЙОДИСТЫЕ, ЙОДИСТЫМ, ЙОДИСТОЙ, ЙОДИСТЫХ)
4ЙОДОФОРМ (ЙОДОФОРМОМ, ЙОДОФОРМА)
18ЙОРК (ЙОРКЕ, ЙОРКА)
3ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКАЯ, ЙОРКСКОЕ, ЙОРКСКОГО)
1ЙОРКШИР
3ЙОТ, ЙОТА (ЙОТУ, ЙОТОМ)

Несколько случайно найденных страниц

по слову ЙОД (ЙОДОМ, ЙОДА, ЙОДУ)

Входимость: 1. Размер: 17кб.
Часть текста: пыли, осевшей на волосах. Синие тяжелые волны били в скалу и уходили, перекатывая гальку. Каждый раз после наката волны в жаркий воздух влетал прохладный запах растревоженного морского дна - едкой соли, йода, гниющей травы. Солнце стояло над Аю-Дагом, над колючим дубняком, жгло спину. В рыбачьем поселке Партените было безлюдно, сонно. Лениво стучал молотком по плите песчаника пыльный старик в автомобильных очках - вырубал на плите грубый узор, да смеялись на берегу пионеры. Они пришли сюда из Артека ранним утром, купались, пили козье молоко, лазили по заросшим колючками руинам римской крепости, ловили ящериц, а теперь отдыхали на берегу. Они лежали так, что волна добегала только до их загорелых ног и уходила, оставляя на гальке прыгающих, как блохи, прозрачных бокоплавов. Серафима Максимовна Швейцер - она с весны работала врачом в Артеке - сидела рядом с Марией Альварес и, улыбаясь, смотрела на нее. Ей нравилась молодая испанка, приехавшая в Артек из Москвы для работы с испанскими детьми. Серафима Максимовна размышляла о сложной судьбе людей в наше время. Вот Альварес - дочь испанского аристократа, поэтесса, окончила католическую школу в Мадриде, бежала от генерала Франко, приехала к нам, нашла себе новую родину. Когда Мария приглаживала тяжелые волосы - а она делала это часто, - Серафима Максимовна думала, что в это время Мария, должно быть, вспоминает родину. Сейчас Мария Альварес думала о том же, что и Серафима Максимовна, - о своей странной судьбе. Детство прошло, как сплошное католическое богослужение. Дребезжание церковных колокольчиков, чугунные плиты собора, от них рвались чулки на коленях. Скучные каникулы в загородном доме...
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Часть текста: муши несли рояль, подскользнулись, и рояль рухнул на землю, наполнив воздух громом и звоном. Собралась толпа. Худые и рьяные милиционеры непрерывно свистели, не зная, что делать дальше. Муши стояли, отирая пот. Рояль упал на трамвайные рельсы и остановил движенье. Капитан, будучи любопытным, влез в гущу толпы и ввязался в спор, - должны илил нет муши отвечать за рояль. Черноусые люди в широких штанах притопывали на тротуарах, и жалостно чмокали жирными губами: "Ай, хороший рояль, богатый рояль". Извозчики остановились, слезли с козел и пошли расследовать дело. Толпа росла пчелиным роем, качалась и гудела. Хозяин рояля, сизый и страшный, рвался из рук милиционеров к старшему муше и хрипел, потрясая кулаками: - Отдай деньги, отдай семьсот рублей, кинтошка! Ты живой ходить не будешь, собака! Муши невозмутимо слушали вопли и сплевывали. Сочувствие толпы было на их стороне. Крышка рояля отлетела, обнажив стальные порванные нервы. Сухость дерева, из которого был сделан рояль, вызывала представление о погибшей звучности, гуле педалей и приглушенном звоне бемолей. Капитан оглянулся, - ему почудилось, что его окликнул знакомый голос. Из пролетки ему кто-то махал. Капитан вгляделся, - прикрывшись рукой от солнца, - это был Берг. Капитан рванулся,...
Входимость: 3. Размер: 38кб.
Часть текста: с вокзала я пошел в Союз городов. Первый человек, которого я там увидел, был Кедрин. Мы обрадовались друг другу и даже расцеловались. Кедрин, оказывается, приехал из Минска в командировку. Я сказал ему, что хочу вернуться в отряд. - Это дело тонкое,- ответил он.- Его надо выяснить. Он ушел выяснять и долго не возвращался. А возвратившись, таинственно сказал, что ничего с отрядом не получится. Настроение в армии неустойчивое, время тревожное, и лучше сейчас не соваться на фронт. Таково мнение руководителей Союза городов. Я был обескуражен. Кедрин снял очки, протер их, снова надел и внимательно меня осмотрел. Проделав все это, он сказал: - Не унывайте. Работа найдется. Вы недурно пишете. Романин показывал мне ваш очерк "Синие шинели". У вас есть перо. Он написал мне рекомендательное письмо к своему знакомому в редакцию одной из московских газет. В редакции меня принял лысый человек с лицом старого актера. Он писал в пыльной комнате за столом, заваленным ворохами гранок. Против него в мягком кресле сидел около стола низенький плотный человек с хитрым веселым глазом, сивыми запорожскими усами, в серой поддевке и мерлушковой папахе. Он был очень похож на Тараса Бульбу. Лысый прочел письмо Кедрина, сказал: "Жив еще курилка! Погодите минуту",- засунул письмо под кучу гранок и снова начал...
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Часть текста: воздуха вызвали у меня первое впечатление о Тифлисе как о городе таинственном и увлекательном [10] , как о некоей восточной Флоренции. Я представлял себе Тифлис менее интересным, чем он оказался. Я не знал, что в Тифлисе бывает хотя и очень слабая, но все же зима. Вернее, намек на зиму. Она напоминает наш ясный и прохладный сентябрь. Запах льда в тенистых палисадниках и оттаявших луж на согретых солнцем тротуарах относится к довольно явным, но коротким признакам этой зимы. Кроме того, то тут, то там просачивался из домов на улицы слабый запах дыма и угля от каминов и мангалов. На вокзальной площади мы остановились, пораженные зрелищем гористых кварталов города. В них тихо и свежо лежало утро. Я почему-то подумал, что в этом городе возможны, а может быть, и неизбежны всякие интересные истории. Это ощущение было в какой-то мере сказочным и веселым. От него то возникало, то затихало под сердцем глухое волнение. Я знал уже много мест и городов России. Некоторые из этих городов сразу же брали в плен своим своеобразием. Но я еще не видел такого путаного, пестрого, и легкого, и великолепного города, как Тифлис. В течение тех нескольких минут, что мы простояли с Фраерманом на вокзальной площади, я решил, что жизнь в Тифлисе не пройдет для меня даром и что этот город не может не отозваться на моей судьбе. Конечно, я тотчас же посмеялся над этими своими мыслями, но не смог прогнать их. Они спрятались в глубине сознания и часто напоминали о себе. Уверенность, что в этом городе случится со мной милое и неожиданное событие, осуществилась через короткое время после приезда в Тифлис. Пока мы с Фраерманом смотрели на город и обменивались несколько...
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Паустовский К. Г. - Паустовскому А. К., 28 декабря 1958 г. А. К. ПАУСТОВСКОМУ 28 декабря 1958 г. Ялта Алешенька, солнышко мое, у вас в Тарусе, говорят, мороз в 30 градусов, а у нас сейчас идет тихий и теплый дождь и доцветают в парке цветы. На море туман, и в тумане все время гудят пароходы. Они заблудились и не могут войти в порт; Что ты там делаешь? Где в такие морозы ночует Чайка? Здоров ли ты? Посылаю фотографии. На обороте всех фотографий есть номера, а в письме ко всем номерам — объяснения. № 1. Кот Мишка — «Циркач». Его перекормили мя­сом, и он заболел. Поэтому его мажут йодом. Здесь восемь котов, и у каждого есть свой район, куда он остальных котов не пускает. Изредка случаются драки. Тогда вы­зывают директора дома Якова Федоровича Хохлова, и он разнимает котов и бьет их алюминиевой палкой. (Та­кую же точно палку подарил мне здесь Шкловский, я иногда опираюсь на нее, но большей частью забываю ее дома.) № 2. Это тот замок, который так хорошо описала для тебя мама (получил ли ты ее письмо?). Посмотри в лу­пу и увидишь на деревьях (кипарисах) множество ши­шек. № 3. Это мама. Она задумалась пад тем, как ведет себя Алешка-Балабошка и что он делает в Тарусе. № 4. Это тоже мама. Я снял ее с внутреннего балкона, сверху. № 5. Это — окраина поселка Гурзуф, где когда-то жил Пушкин, а сейчас живет множество мальчишек («паца­нов»). Они преимущественно свистят, стреляют из рога­ток и ловят рыбу. Налево от скалы — домик Чехова, ко­торый он подарил своей жене Книппер. № 6. Это я снимал маму в Гурзуфе. Очень здорово снял. Опять возьми лупу и найди позади мамы черную мохна­тую собачку — она стоит на парапете (каменной изгоро­ди). В Крыму собаки бегают вдоль шоссе только по пара­петам, так как боятся машин. №№ 7 и 8. Это мама меня снимала в постели. Гово­рят, что я хорошо вышел. Мне постепенно делается легче дышать, но еще не со­всем. Напиши мне из Тарусы. Если увидишь Оттенов или Штейнберга, то кланяйся им. И Александрову (докто­ру) — тоже. Целую тебя, маленький мой, очень <…> Я тебе теперь буду писать часто. Твой папка-драпка.

© 2000- NIV