Наши партнеры
Promautosnab.ru - Модель сепараторы топлива SEPAR 2000 swk2000/5 купить
Atlant-m.kiev.ua - заказать фольцваген цены лучшие

Cлова на букву "Й"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I K L M N O P Q R S T U V W Y
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово (варианты)
1ЙЕМЕН (ЙЕМЕНЕ)
6ЙОГ (ЙОГАМИ, ЙОГОВ, ЙОГАХ)
24ЙОД (ЙОДОМ, ЙОДА, ЙОДУ)
7ЙОДИСТЫЙ (ЙОДИСТЫЕ, ЙОДИСТЫМ, ЙОДИСТЫХ, ЙОДИСТОЙ)
4ЙОДОФОРМ (ЙОДОФОРМОМ, ЙОДОФОРМА)
18ЙОРК (ЙОРКЕ, ЙОРКА)
3ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОЕ, ЙОРКСКОГО, ЙОРКСКАЯ)
1ЙОРКШИР
3ЙОТ, ЙОТА (ЙОТУ, ЙОТОМ)

Несколько случайно найденных страниц

по слову ЙОД (ЙОДОМ, ЙОДА, ЙОДУ)

Входимость: 1. Размер: 19кб.
Часть текста: на юг. Намёк на зиму Два года я не видел льда и снега. Вернее, я их не замечал. Правда, в Одессе зимой мостовые изредка покрывались льдом, но зимние дни были такими угрюмыми и лишенными света, что даже не хотелось смотреть по сторонам. Поэтому я плохо запомнил одесские лед и снег. В Тифлисе же прямо с вокзала мы с Фраерманом вошли в разнообразный свет солнца, в его отражения от окон домов, в блеск маленьких луж, покрытых тончайшей пленкой льда, в воздух, какого я еще не видел. Он весь переливался, вспыхивал, гас и снова блестел и как бы разгорался, будто он состоял из миллионов ледяных чешуек. Этот свет и льдистый блеск воздуха вызвали у меня первое впечатление о Тифлисе как о городе таинственном и увлекательном [10] , как о некоей восточной Флоренции. Я представлял себе Тифлис менее интересным, чем он оказался. Я не знал, что в Тифлисе бывает хотя и очень слабая, но все же зима. Вернее, намек на зиму. Она напоминает наш ясный и прохладный сентябрь. Запах льда в тенистых палисадниках и оттаявших луж на согретых солнцем тротуарах относится к довольно явным, но коротким признакам этой зимы. Кроме того, то тут, то там просачивался из домов на улицы слабый запах дыма и угля от каминов и мангалов. На вокзальной площади мы остановились, пораженные зрелищем гористых кварталов города. В них тихо и свежо лежало утро. Я почему-то подумал, что в этом городе возможны, а может быть, и неизбежны всякие интересные истории. Это ощущение было в какой-то мере сказочным и ...
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Часть текста: женщина с открытой улыбкой. Мальчик взглянул на отца, как смотрят на преданного друга, и спросил: – Па, что это шумит там? Отец ответил: – Море. – А что оно делает, море? Отец засмеялся. Море ничего не делало. Его великолепное безделье казалось непонятным. Оно шумело, намывало пляжи, меняло очертания берегов, выбрасывало медуз и водоросли. – Па, зачем море? – снова спросил мальчик и прищурил глаза. Шофер похлопал мальчика по ладони: – Ну прощай, Мишук. Море – чтобы купаться. Мишук смущенно улыбнулся. Загадка была решена. Машина умчалась, оставив позади конус белого дыма. Отец, худой, с молодым лицом и седыми висками, взял Мишука за руку и повел в дом, высеченный в скалах. В белых комнатах стоял плотный солнечный свет. Мишук сел на пол: за окном было страшно. Там тучей лежал глубокий глухой воздух. Пол был горячий, море было непонятно, и Мишук заплакал. Но любопытство преодолело страх. Через полчаса Мишук стоял на балконе и кричал в восторге: по морю...
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Часть текста: рельсы и остановил движенье. Капитан, будучи любопытным, влез в гущу толпы и ввязался в спор, - должны илил нет муши отвечать за рояль. Черноусые люди в широких штанах притопывали на тротуарах, и жалостно чмокали жирными губами: "Ай, хороший рояль, богатый рояль". Извозчики остановились, слезли с козел и пошли расследовать дело. Толпа росла пчелиным роем, качалась и гудела. Хозяин рояля, сизый и страшный, рвался из рук милиционеров к старшему муше и хрипел, потрясая кулаками: - Отдай деньги, отдай семьсот рублей, кинтошка! Ты живой ходить не будешь, собака! Муши невозмутимо слушали вопли и сплевывали. Сочувствие толпы было на их стороне. Крышка рояля отлетела, обнажив стальные порванные нервы. Сухость дерева, из которого был сделан рояль, вызывала представление о погибшей звучности, гуле педалей и приглушенном звоне бемолей. Капитан оглянулся, - ему почудилось, что его окликнул знакомый голос. Из пролетки ему кто-то махал. Капитан вгляделся, - прикрывшись рукой от солнца, - это был Берг. Капитан рванулся, создавая в толпе ущелья и водовороты. Около извозчика стоял Батурин, худой и зпгорелый, и Заремба щерил свой беззубый рот. - Здорово свистуны! - гаркнул капитан, расцеловался со всеми и потряс Батурина за плечи. - Здорово, Мартын Задека!...
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Часть текста: раз в жизни проигрываю, – сказал Любимов, – Всегда иду ва-банк, и всегда везет, даже когда ставлю собственную голову. – Когда же это ты ставил? – спросил Серединский. – В Питере два года назад. – Питер весьма неромантичный город, – сказал Серединский, – там тесно таким авантюристам, как ты. – Дело было так. Приехал немец-укротитель Баер с труппой молодых африканских львов. Я пошел его интервьюировать. Баер говорит – львы злые страшно, плохо прирученные, молодые, работать с ними трудно. Потом пошли рассказы – будто его дедушку и бабушку, отца и мать и всех братьев и сестер разорвали львы. Когда лев бросается, стрелять нельзя – можно попасть в публику. Поэтому у укротителя в револьвере только одна боевая пуля, остальные заряды холостые. Он стреляет холостыми, если же видит, что не помогает, видит, что крышка, то последнюю боевую пулю – в себя. Баер показал мне револьвер, я взял его, повертел и спрятал в карман. «В чем дело?» – «Дело в том, говорю, что я не укротитель, но я сойду в клетку с вашими лопоухими львами и просижу пять минут». Баер обалдел. Я вышел, привел фотографа, дал Баеру расписку, что в случае смерти вся вина на мне, вошел в клетку и сел на стул. – Ну и что? – спросил Игорь. – Что? Ничего. Львы подвинулись, высунули языки и смотрели на меня с удивлением. – И ты просидел все пять минут? – спросил Середииский. – Не пять, а семь. – Почему? – Потому что дурак фотограф. Он непременно хотел снять одного льва в профиль, говорит – редкий профиль, а тот все не садился, все анфас и анфас. Да ты что, не веришь? Я тебе завтра карточку покажу. Игорь захохотал. – Какой вы врун, Любимов, – сказала Нина. – Нина Борисовна, – сказал торжественно Любимов, – я не вру. Я на этих львах карьеру сделал. После этого меня пригласили редактировать «Синий журнал». – Это у вас, – спросила Нина, –...
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Часть текста: как лампа? Я оглянулся. Было темно; я не видел лица говорящего, только вершины гор были залиты желтым блеском. – Он сейчас погаснет, – добавил незнакомец и замолчал. – Да, – неопределенно ответил я и закурил. Табак отсырел от вечернего тумана. Дым папиросы был горький и холодный. Угрюмый пламень на горах медленно погас. При свете спички я взглянул на незнакомца. Вытертое пальто обвисало на нем, как на манекене. Недолгий свет спички ярко загорелся в толстых стеклах его круглых очков. Он закашлялся воющим кашлем и снял очки. – Эта проклятая работа загонит меня в гроб, – сказал он раздраженно, вытер очки и снова надел их. – Дело в том, что я гравер в типографии. Кроме того, я рисую на литографском камне. Вы видели когда-нибудь литографский камень? – Нет, – ответил я коротко. Я не был расположен к разговору. Было сыро. Черная вода журчала и переливалась у свай. Каждый раз, когда я слышал это журчанье, у меня по спине пробегал озноб. – Вроде мрамора, – сказал незнакомец и вдруг добавил без всякой связи: – Проклятая...

© 2000- NIV